Отдых в Костромской области, как это было

IMG_0779__tn

А ведь уже неделя прошла, как вернулись. Эээх
Картинки, иногда с подписями. Просто общие впечатления, без всякой худ.ценности – на память. Что-то уже было в инстаграме у меня и дракона.
Почти что в чистом поле.

Самый дружелюбный кот (в смысле не убегает возмущенно при приближении людей) в усадьбе Щелыково.

Уютный вечер за игрой.

Крапива в засаде. Прячется между ступеньками на крыльце. Вообще, в Фомицыно крапива в засаде всюду. С утра занималась йогой на лужайке. Шаг за пределы коврика – ожог. Очень тренирует концентрацию. Но какая ж она там мясистая и вкусная.

Какой-то пересвеченный парусник, наверное, махаон.

Какая-то пересвеченная, увы, мушка. Очень красивая. Синие с красным крылышки. И ведь теперь ни в один определитель не сунешься – стыдно такое фото показывать. Да и не видно на нем ничего.


Моховик нас чуть-чуть не дождался. Усё пожрал червячина проклятый


Сколько же там муравейников.

Но за грибами ходить сложно по другой причине. На опушках и на подходе к грибам всюду ягода: земляника, одичавшая малина, костяника, черника. Грибник застревает в этих зарослях полакомиться. И тут уж не до грибов. Только верный духу грибного братства способен… В общем, хороша там земляника.

Этот хитрый лес надо оберегать от горящих лосей.

Жук, милый, но я его не знаю. В смысле, не знаю, что за жук.

Как завтракают в отпуске суровые российские хипстеры. В руках у Рута хеморецептородробительный перчик-чили. Вообще, мы вечерами смотрели кино про Ганнибала и от этого питались странно. Например, в костромской деревне я впервые попробовала южноамериканскую крупу киноа, особенно хороша с краснодарскими помидорками и с местными лисичками в сметанном соусе. Или печеные на углях баклажаны, которые превращаются в отличную бутербродную замазку. Или креветки в крапивном листе. На обед – чудесные гаспачо из местных помидор. На десерт – мусс из черники. Мммм… Ну а муж завтракал перчинкой, бедный.

Как-то утром бронзовка прилетела.

Вот, собственно, решетка с упомянутыми креветками.

Вот так хипстеры жарят сосиски.

Люблю этот кадр. Бог и его кофе.

Вокруг Щелыково много заброшенных деревень. Некоторые и вовсе не заметны. Их поглотила природа. А на месте некоторых остались призраки. Вот такие.


Здесь в кадр залетел павлиний глаз. Ну или я на него налетела с фотоаппаратом.

А ещё там трехмерное небо. У которого очень переменчивое настроение. Тут, скорее, радостное, но слегка напряженное.


Царевна-ящерка перебегала дорогу


Как природа поглощает деревни и дороги. Например, так. “Здесь будет болото”, – намекает молодой рогоз.

“Здесь болото”, – посреди дороги орет подросший рогоз.

Тут раньше было поле с кормовым клевером. А теперь чертополох, полынь, клевера тоже чуть-чуть.


Снова дома. Снова ужин. Все-таки очень оптимистичные ручки у мангала – напоминают веселую рожицу. Кальцифер, ты?


Кстати, бананов на огне я раньше тоже не пробовала.

И лука, запеченого в углях. В итоге выглядело очень постапокалиптично, но вкусно.


А вот от деревни осталась одна береза. И та упала.

Вечно я ото всех отстаю

Здесь валялся кабалось – страшный кабалистический зверь, выведенный специально для поиска подземных лисичек.

Настроение у неба серьезное, чтобы не сказать суровое.

Крушинница

Неизвестные мне цветочки.

Были в чудесной деревеньке, где все бирюзово-сиреневое. Вот бирюзовый домик. Красивый.

Здесь неплохо справляются с борщевиком. Но тут видно его колонию посреди поля с овсом. Похоже на инопланетное поселение.

Крапивница так и не далась сфотографировать крылышки.

В этом лесу валуев больше, чем лисичек. Настоящее валуевое царство. Такие здоровые, с половину мужниной ноги.


Какая-то перламутровка.


А это эпический кадр. Эпичность в нем в том, что снимала я стоя в полный рост, на уровне глаз, сориентировав объектив вверх. Высоту побега можете оценить сами. Через такую карпиву мы продирались к речке Мера. Безмерно чистой и красивой, с зачарованным сосновым лесом на другом берегу.

У берега все-таки чуть-чуть заиленная.

А вот и сосновый лес. С мшистой спинкой. Мхи всех цветов и размеров образуют ковер. Когда ложишься на него, они обнимают тело. Нежно поддерживают его, как хитрое ортопедическое устройство, принимая форму тела.


Следы таинственного аборигена. Права – слева, левый – справа.

IMG_1659__tn
А дальше – и вовсе сказка. Черничник, брусничник, серебряный песок. Место обитания кабалосей, чей след подобен кабаньему, а экскременты – лосиным. Кормятся кабалоси табаком. Иначе, как объяснить наличие в лесу в 5 километрах от ближайших дорог редкие табачные пачки.

Зловещий подъельник, он же ghost plant или indian pipe (за определение спасибо [info]trava_y_doma)


Черника мелкая, но дико вкусная.

Как хипстеры едят чернику.


Вот на эти лисички охотятся кабалоси.

Спасли ёжика, который переходил дорогу в неположенном месте. Для ёжиков все места на дороге неположенные.

Ящерка посолиднее

Это нога сыроежки, поперечный срез. Она как бы говорит нам: “Мвахаха, сыроежки захватят мир!”

Утрення рутина. После йоги часок солнечных ванн, а потом чашка чая под главу книжки.

Тот самый рыжий кот, которого мы видели, попозировал чуть-чуть.

Ключ Снегуркино сердце. С удивительного оттенка водой. На дней дровяного обрамления пульсируется, будто живой. Поэтому сердце.

Снегуркино, потому что Щелыково – усадьба, в которой жил А.Н. Островский. Теперь здесь располагается мемориальный и природный музей-заповедник. Тут есть и снегуркина избушка, куда можно зимой поехать с детьми. И вот это сердце. К нему часто приезжают свадьбы и оставляют свои ленточки на деревьях, что на пользу месту не идет. Вот картина маслом: отчаянная лягушка на дне родника и отражение ветвей с ленточками.

Вода, естественно, не питьевая, – не случайно у неё такой цвет. Пахнет довольно сернисто. Как в ней выживают рыбы и лягушки – не ясно. Но выживают.
Это уже улов Рута.

Ну а потом мы поехали в Москву. В Иваново нас застал дождь.

И вообще, уезжать было грустно. Потому что там хорошо