Category Archives: Творчество

Зима 2017

Прошёл первый дождь.
В проталинах след
зимы, тепла и любви
пытаюсь искать
жадно, как галки – ростки.

Самая противоречивая зима. Закончилась. И хвала богам, но вроде бы жалко прощаться.
Люблю, когда зимой – затишье. А тут: контакты, открытия и высокой плотности внутренняя жизнь.
Чую, что те основы, что заложила зимой, будут долго влиять на мою жизнь. И это хорошо. Работы впереди непочатый край. Но интересно

Мизантропики скурносились – 6

– Хочешь еще оскорбинку?
– Спасибо, нет. Я унижинкой наелся.


Художник – LanWu

Еще мизантропиков…
Еще диалогов…

Тем, у кого нынче бог народился


И дивный стиш от Кладбища Continue reading

Злободневное

Если долго стоять посреди ночи-метели,
можно увидеть, как твои докерс исчезнут под снегом.
И чужие следы – ты не один.

Если долго стоять посреди ночи и метели, можно увидеть, как твои докерс исчезнут под снегом. И чужие следы - ты не один #dockers #obuvxxiveka

Текстовое, по материалам групп и сессий

– Как думаешь, это съедобный гриб?
– Условно съедобный.
– Это как терапевт условно сертифицированный…
– Годен после вымачивания в экстракте супервизии в течение многих часов.
Continue reading

Мизантропики скурносились – 5

Поликлиника – бесконечный поставщик образов для иронической прозы
Например. Пожилая дама пристраивается в очередь: “Пропустите, у меня сын!”. Она крепко держит за руку “повелителя дорог” в футболке bike club, выгодно облегающей прокачанный торс. Левый бицепс “сына” поигрывает горящими черепами, на правом что-то менее артикулированное. Поверх футболки с вырезом, открывающим часть каракулевой груди, лазуритовый розарий. На вскидку мужику лет 35-40. С некоторой вероятность мотоцикл, на который я тупила у поликлиники, его. Возможно, четки висели на руле, но маму и розарий на каракуле уже не развидеть. Я немного теряюсь, то ли соболезновать, то ли защищать свои границы.
Continue reading

“Почему мы не встретились раньше?”

Она кажется вечно больной,
Чашкой кофе считает часы,
Ненавидит в себе “быть чужой”,
Потому-то везде “за свою”.

Он старается жить по часам,
Соблюдает небрежный режим,
Но утрами тоскует по снам
И мечтает весь мир изменить.

Они ходят в кино только днем,
Избегают банальности встреч.
Каждый горд тем, что может один,
Но с кем-то делит постель.

Просмотрев эту жизнь не в кино,
Я могу только вот что сказать:
“Хорошо всё то, что прошло,
И что есть, о чем вспоминать”.

И когда может-быть-новый-друг
Спросит: “Что ж мы не встретились там?!”
Я, не помня совсем себя ту,
Снова ляпну: “Действительно, жаль”.

И, конечно, безбожно солгу.
Потому что там и тогда
Ей совсем не нужен был друг,
И она ему не нужна.
(c) Я
IMG_0044_tn

Мизантропики скурносились – 4

– Неправильно ты, дядя Фёдор, истеришь. Ты наедине с собой истеришь, а надо чтобы близким людям. Так много лучше получится.
– Кто здесь?

Уместность

И как учиться? #bester #blackcat
Меня придавило котом
Надежно к рабочему креслу.
Урчанием, нежно когтем
Пришита ровно на месте.
Рука затекла от локтя,
По клавишам ползаю пальцем.
И как я жила без кота? –
Неуместным по дому скитальцем.
(с) ta

Мизантропики скурносились – 3

К концу XIX века кованые гвозди составляли предмет обширной кустарной промышленности. Производство, как правило, заключалось в следующем: рабочий брал железный прут, накаливал в горне, ударами молота оттягивал его на наковальне, заостряя на конце и оставляя утолщение на месте будущей головки. Затем прут у головки отсекался и вставлялся в брусок с отверстием (гвоздильню), после чего головка гвоздя расплющивалась молотком. Мастера-гвоздари достигали значительной скорости в изготовлении гвоздей, успевая выковать два гвоздя за то время, пока остывает прут, а некий Джеймс Лейстон в Бирмингеме за две недели выковал 17 тысяч гвоздей.

– Вот ты говоришь: “Гвозди бы делать из этих людей”, – задумчиво тяну слова, ощупывая голову. – А я вот так зайду иной раз в … и тоже хочу сказать что-нибудь подобное. Потом пригляжусь: люди эти – уже гвозди. Делать ничего не надо. Голова приплюснутая, под нею стержень, ходят, будто землю протыкают. Руки только никак не вяжутся в картину: все суетятся. Так они их по швам вытягивают и будто бы не было их. А на шляпке – еще и кепка. Не надо делать гвозди из людей. Время, вроде, мирное.

16498566