Tag Archives: Колесо года: Йоль-Имболк

Анастасия Строкина “Совиный волк”

Я думала вчера рассказать про книгу, которая мне, скорее не понравилась. Но вроде как время позитива, а отпускные фотографии я еще не разобрала. Так что расскажу про совсем другую книжку. Которая очень понравилась, хотя и оставила в грусти и замешательстве.

– Не грустишь, что наш снежный дом растаял? – спросил он.
– Немного. Но я помню его. В голове он не может растаять никогда. Даже если я полечу в Африку.

Любите ли вы детские книжки с картинками так, как люблю их я? А если эти книжки оказываются неожиданно светлыми, добрыми, но при том внезапно очень экзистенциальными. Взяв в руки “Совиного волка” Анастасии Строкиной я сначала обрадовалась, а потом удивилась. Обрадовалась от узнавания фантастичности детского мира, так естественно разворачивающегося на дальнем севере. Где оживают камни, лишайники, жабы, и даже старые подводные лодки. От естественности текста такой, будто это не чтение, а мои собственные мысли, просто давно забытые. Удивилась тому, с какой легкостью и прямотой в книге говорится о близости и одиночестве, о верности, о безумии, о жизни и смерти. С какой пронзительной грустью и откровенностью ведется рассказ от лица девочки, которая уже выросла. Сперва я хотела написать, что подобной откровенности ждала от родителей, и сожалею, что её не случилось. Но думаю, это лукавство. Потому что в книге Анастасия Строкина вряд ли ведет классический разговор взрослого с ребенком. Наверное, так можно писать только своему внутреннему ребенку, адресуясь одновременно в будущее и прошлое.
По сути “Совиный волк” – это сказка с огромным количество биологических и географических деталей. Поначалу мне хотелось с дотошностью проверять каждый интересный “факт” из книжки. Но я убедила себя в том, что передо мной сказка. И это было очень важно, чтобы заглянуть в созданный автором мир изнутри. Я даже почти поверила в существование совиных волков, у которых вместо шерсти из ушей растут перья. И это еще один повод воспринимать книжку как недетскую. Адресованные, скорее взрослым, тоскующим по близости, честности и открытости. Такой, какую себе могут позволить только маленькая девочка и совиный волк.
Но еще эта книжка совершенно по-детски издана. С приятной шершавой бумагой. Крупным шрифтом. Нежными иллюстрациями Ирины Галкиной. В такие страницы в детстве я влюблялась. И, наверное, в глубине души мне бы хотелось, чтобы, если у меня буду когда-нибудь дети, чтобы они могли прочитать и оценить по достоинству “Совиного волка”.
Ну а пока книга станет достойным пополнением коллекции зимних сказок. Пожалуй – это один из лучших новогодних подарков, полученных в прошлом году. Лучшего чтива бесснежными и бессонными зимними ночами сложно было бы пожелать.

Карибский кусочек позитива посреди недели

“Карибский пипилинг”. Серебристый песок. Танцует в воде мелким шиммером. Проникает всюду, как говорилось в одном фильме. И очищает от шелухи цивилизации. Снимает лак с ногтей. Омертвевшую кожу с пяток. Сглаживает заусенцы и шрамики. Стирает прыщики. Истончает целлюлит. Все забирает море, серебристый песок и спокойствие. Будто бы здесь все должно быть чисто и гладко. Солнце до обеда и очередной ночной ливень.
Continue reading

Позитив посреди недели: про гнездо

В общем, у меня и моих мужей есть традиция. Раз в восемь лет 31 декабря мы ходим в баню переезжаем. Пруф или не было. Ну потому что те люди, которые моются в душе переезжают не в Новый год, упускают часть волшебства обновления. Для прочей полноты картины и соблюдения традиции, 30 декабря я почувствовала себя нездоровой. Симптомы удручающе напоминали инфекцию, что косит ряды московских трудяг последний месяц с такой успешностью, что Академию закрыли на карантин (правда, только для студентов, потому что преподаватели обладают нечеловеческим иммунитетом и выносливостью). Но яжпсихолог, поэтому объявила инфекцию переутомлением и вместо того, чтобы отдыхать, за 26 часов упаковала чуть меньше сотни коробок скарба. Днем тридцатого Рут пытался работать и доставлять мне коробки, а вечером присоединился к моему безумию.
Мелкие детали предновогодних событий связались в такой милый паззл, что то ли дежавю, то ли ритуал. Я еще помню ощущение в горле и почти полностью потерянный голос в 2008 году. Continue reading

От Йоля до Имболка оказывается столько всего было

Foto by Anja Callius Aforism in finnish means: "let this day to be fullfilled with possibilities"

Foto by Anja Callius Aforism in finnish means: “let this day to be fullfilled with possibilities”

Начало года больше похоже на затишье. Казалось бы уже много энергии на начинание и продолжение вдохновляющих проектов, но что-то еще требует повышенного внимания к себе, к дому, к эмоциональному климату вокруг. И даже, если не подходить к краю, если ты стоишь на скале, ветер напомнит: границы возможностей любого ограничены, жизнь конечна и собственно, есть только я и мир в нем здесь и сейчас.
В общем, все ровно так, как должно быть в это время, видимо. Но внутри меня живет какой-то сопротивлюн, который никак не хочет принимать ограниченность своих возможностей.
Во-первых, я выползаю из раковины в профессиональном плане. Я разобралась со своей базовой профессией, большой (психофизиологией) и малой (психологией). Называю я их теперь просто “профессия”. И наконец-то вижу впереди, хоть и зыбко, дальнейшее резвитие. Точно в помогающих практиках. Точно в рамках гуманистического направления. Психотерапия, психологическое консультирование, тренинги или социальная работа – пока не понимаю до конца. Самой мне психотерапия многое дает. И в этом я точно могу и хочу работать. Так что есть места для новых клиентов.
Теперь я готовлюсь к двум сертификациям: малой и большой, хочется верить, что если понемножку делать что-то каждую неделю – в итоге выйдет многое.
Во-вторых, я все-таки решилась. Идею про ожерелье женской силы я ношу с середины лета и вот наконец-то готова приступить. Думаю, это не последний проект в рамках работы с женским. Но чтобы линия двигалась – еще много работы предстоит. И, конечно, нужна поддержка друзей. Поэтому спасибо всем, кто откликнулся и приглашает к нам людей.
В-третьих, много сил и внимания отнимает сейчас реанимация научного кружка в Академии. Пока что мы начинаем с малого: студенты решили организовать конкурс эссе, выбрали сложную тему, и теперь мы его проводим. Правда, заявок пока что нет, поэтому я изрядно волнуюсь.
Но все по порядку. Continue reading