Роза и вода-2

0_28c01_10dd7b37_XL Я продолжаю рассказывать про ароматы первого русскоязычного фестиваля INDIE-парфюмерии. Сегодня буду более краткой в описаниях. При том, что описанные сегодня ароматы мне тоже понравились. Просто чуть меньше тех, что я описывала после праздников.
Офелия Анны ([info]vibandaka) Герасимовой
Я ждала эту Офелию. По замыслу автора, это духи об Офелии Джона Эверетта Милле, плывущей по течению реки мимо трав и цветов. Но мое воображение тут скорее нарисовало Аленушку у пруда с картины Васнецова.


“Аленушка” В. Васнецова

Поначалу аромат показывает сладковатые травы и мхи. И даже не разберешь: то ли подгнившие, то ли сухие сухие. Потом вдруг росистый луг. А позже – лен и пудру. Зацветшую воду. Здесь все немного не то, чем кажется на первый взгляд. И розы я так и не смогла расслышать. Возможно, меня подвели ожидания. Потому что в том виде, как звучит на мне Офелия, аромат прекрасен. Обещает встречу со славянской луговой и речной нечистью.

Роза в волосах русалки Виталия (Druid Essence) Мостового
Немного аптеки. Холодный, прозрачный, зеленый, немного химический аромат. Зато остается на коже розовым садом после дождя.

В нем легко дышится, но хочется немного прогуляться из стерильности и чистоты.

Рассветная роза Фаины Глазыриной
Непривычное для натуральной парфюмерии спиртовое начало и запах туалетного мыла. Прямо рядом с туалетом и компостом. Явно не то, что хочется носить на себе. А потом вдруг прозрачная роза, вот прямо с лепестками на просвет. Совершенная. Свежая. Ожидание ее того стоило.

Marylin’s Kiss Галы Анни
Нежная, женственная, немного сладковатая чайная роза в букете других цветов. Очень косметическая.

Mary Rose Марии Страздас
То ли дымное розовое дерево. То ли роза из кожи и бумаги. Подарок на вечную память. Искусственный и изысканный. Но, скорее всего, неживой.

Hakmara Марии Соколовой
Очень понравился, хотя розы я так и не дождалась. Цветы. Летний жаркий луг. Цветущая вода. Очень жарко, но в финале веет сладкой прохладой. На коже остается глубокий пачули.


“Заросший пруд” В. Поленов

Аромат для фестиваля Юлии Агапкиной
Запах города с бензином и старым камнем. Дерево, бумага и желтые цветы. Букет Маргариты.

Она несла в руках отвратительные, тревожные желтые цветы. Черт их знает, как их зовут, но они первые почему-то появляются в Москве. И эти цветы очень отчетливо выделялись на черном ее весеннем пальто. Она несла желтые цветы! Нехороший цвет. Она повернула с Тверской в переулок и тут обернулась. Ну, Тверскую вы знаете? По Тверской шли тысячи людей, но я вам ручаюсь, что увидела она меня одного и поглядела не то что тревожно, а даже как будто болезненно. И меня поразила не столько ее красота, сколько необыкновенное, никем не виданное одиночество в глазах!
Повинуясь этому желтому знаку, я тоже свернул в переулок и пошел по ее следам. Мы шли по кривому, скучному переулку безмолвно, я по одной стороне, а она по другой. И не было, вообразите, в переулке ни души. Я мучился, потому что мне показалось, что с нею необходимо говорить, и тревожился, что я не вымолвлю ни одного слова, а она уйдет, и я никогда ее более не увижу…
И, вообразите, внезапно заговорила она:
— Нравятся ли вам мои цветы?
Я отчетливо помню, как прозвучал ее голос, низкий довольно-таки, но со срывами, и, как это ни глупо, показалось, что эхо ударило в переулке и отразилось от желтой грязной стены. Я быстро перешел на ее сторону и, подходя к ней, ответил:
— Нет.
Она поглядела на меня удивленно, а я вдруг, и совершенно неожиданно, понял, что я всю жизнь любил именно эту женщину! Вот так штука, а? Вы, конечно, скажете, сумасшедший?


“И снова желтые цветы” by Gabriela Lutostanski

Я опять не дождалась роз, но без учета темы для прямолинейности и решительности прямо-таки необходимо что-то такое на полке.

Понравилась статья - поделитесь с друзьями

Bookmark and Share