Category Archives: Ароматы

Не помню уже толком, как это началось, но я коллекционирую духи. Большинство из них время от времени ношу. И люблю понюхать всякое в хорошей компании.
По этой ссылке у меня есть табличка с тем, что есть сейчас. Часть из ароматов готовы к пристрою полностью, некоторые – лишь частично. Большинство из них я держу для себя, но часто готова дать примерить. Ссылки в таблице ведут либо на мой отзыв в ЖЖ, либо на отзывы о парфюмерии здесь, в моем блоге.
Также можно заглянуть в мой шкафчик на русскоязычной фрагрантике.

update: зачем-то завела профиль на aromo.ru – https://aromo.ru/users/25843

Siordia Parfums: Frida

За сентябрь-октябрь жадно упила Фриду Siordia Parfums. И это были две совершенно разные Фриды.
В начале осени я легкомысленно радовалась цитрусовым корочкам, рому и специям. Это было неожиданно уютно, но в целом разочаровывало. Память услужливо подсовывала воспоминания про южные рынки с фруктами и специями, крикливыми продавцами и вот этим всем. И я имела все шансы так и описать Фриду: то ли через жажду грога в осенних кафе, то ли через тоску по путешествиям в теплые края. Но я потихоньку начала впадать в апатию и Фрида застряла на запястье до отопительного сезона. Вот тут и открылся портал в…
Душная комната табачного клуба в середине дня. В служебном помещение едва слышно играют Tito & Tarantula. Посетителей тут в это время почти не бывает, да и вы, скорее, случайный посетитель. Бархатные портьеры здесь пахнут дымом, но это никого не волнует. Липкие столы из массива – барахолкой со старинной мебелью. Впрочем, скатерть и салфетки не только белоснежны, но даже накрахмалены. Розы в хрустальных стаканчиках, подрезанные чуть ни под самое цветоложе, то ли подвяли, то ли застыли в безвременье. Здесь подают правильный кофе – черный, грубый, с капелькой рома и скандинавским лакричным сиропом. Но ничто из этого не отвлекает от выбора табака. Стеклянные банки, жестянки, рубленые листья, скрученные листья, табачная пыль. Когда выбор будет сделан, их аромат сольется с запахом сажи на бриаре. Все, что вы хотели знать о запретных удовольствиях, но боялись спросить. Все это, конечно, вас убьет. Но не сегодня.
Кажется, Фриде было бы скучно тут. Но кто ж знает?
А картинка – под настроение сегодняшнего дня.

“Yennefer” Siordia Parfums

«Когда она наклонилась, он почувствовал на лице прикосновение её волос, пахнущих сиренью и крыжовником, и вдруг понял, что никогда не забудет этого аромата, этого мягкого прикосновения, понял, что никогда уже не сможет сравнить их с другими запахами и другими прикосновениями». Прочитав “Ведьмака”, невозможно было удержаться и не есть крыжовник под отцветающей сиренью. В наших краях – тот еще квест. Самое обидное было, что на мой вкус, это сочетание не делает лучше ни сирень, ни крыжовник. В общем, на самом деле сложно забыть. И разочарование, и нелепое сочетание.
Большая радость, что духи приятнее реальности. Смолисто-пряная сирень и едва уловимая ягодная кислинка. Не считая этой тонкости, в начале похожа на “Рижскую сирень” Дзинтарс. В отличие от нее уступает в более приятную пудровую базу. В результате, вряд ли Геральт из Ривии вас запомнит, зато для любительниц сирени это красиво. И вечный май на запястье.

Voronoi Tea Shop

Когда-то мне казалось, что в жизни каждого человека должен быть тот самый чайный магазинчик. Это маленькая лавочка, которая прячется в переулке или под лестницей в торговом центре. Кажется, что ее так легко обнаружить – впервые попадаешь туда по запаху. И внутри преступное разнообразие ароматизированных чаев и иногда немного кофе. Впоследствии туда сложно вернуться, поэтому приходится блуждать и водить носом по сторонам, пока что-то неуловимое не изменится в состоянии, чтобы почуять нужное направление. Следуй за запахом муската, шоколада, чая и жести – и вот же он!
Tea Shop Voronoi пахнет, как след того самого чайного магазинчика. У меня это были “Колониальные товары” в Камергерском. В нем легко было оказаться, если перепутать дверь с кассами МХАТа. Лучше в одиночку – настолько мучительно тесно внутри. И самым любимым там был “Нюрнбергский приход” – как раз с мускатом, корицей, гвоздикой и апельсиновой корочкой. Потом стало много сетевых чайных магазинов: Nadin, Кофейная кантата и многие другие. Не говоря уже об Интернете. Поэтому я отказалась от мысли, что у каждого должен быть тот самый чайный магазинчик. Но зайти в “Колониальные товары” и утонуть в шоколадно-мускатно-чайной какофонии по-прежнему приятно. А вот поймать запах снаружи все сложнее – Камергерский стал пешеходной зоной с кучей кафе и ресторанов. Если только на коже нет Tea Shop Voronoi.

Voronoi Magnetica

Magnetica – первый парфюмерный подарок мужу, с которым попала так, что он его вот прямо носит. Эффект совсем не предсказуем по пирамиде. И яркий пример того, как кожа влияет на раскрытие аромата.
Подход первый. На женщине-ящерице, в смысле с холодной и сухой кожей с легким пушком. Тут ладанник и подгоревшая деревяшка с толикой согревающих специй. Едва уловимый намек советское мыло с запахом розы. Кому-то в этом будет уютно и совсем не примечательно, как в крымских кафе с ретро обстановкой под СССР.
Подход второй. На мужчине с горячей и сухой кожей и богатым волосяным покровом. И тут – целая история. Никакой вам мылкости и ладанника. Увы, не опишу как, но из начального хаоса спирта и мелькнувшей розы, возникает впечатление тех самых карамелек в жестяной банке. Ни в коем случае не грызть, а сосать долго и упорно янтарные кусочки, сахарную пудру отряхнув в банку. Из вкуса будет только сахар и запах: цветочно-лимонный, с мятой, мускатом и корицей. Длить это хочется бесконечно. Зарываться носом и воровать калории из воздуха. Бесконечно, конечно, не выйдет, но томительно долго. И, что приятно, сахар будет отступать, давая разглядеть и жестянку с проржавевшим краем, и шафран, и фиалки с розами.

По отзывам на фрагрантике (там, кстати Магнетики нет пока), я понимаю, насколько мне повезло с кожей для Voroni. В каждом отзыве все то жалуются, то восхищаются их ванилью. А из всего, что я пока попробовала – ваниль на мне не проявляет себя никак, видимо, щадя мои нежные чувства.

А вот диво-аромат VOID я просто не чувствую. Кожа после нанесения аромата пахнет кожей, своей, человечьей и все. Здесь русский дух, здесь Русью пахнет. Видимо, эта амбра – и есть моя слепая зона. Или именно этого эффекта создатели хотели добиться. Запах без запаха. Нечаянный подарок буддистам или подмигивание “Обманчивости образов”.

Voronoi Cassis Vert

Этим летом почему-то не хочется носить роз, а хочется ботвы. Как раз истратила последние капельки cassis vert. Пишу на последнем вдохе, чтобы не забыть впечатление. Он такой простой, что аж хороший. Со всем этим летним антуражем парников с томатами, кустов с крыжовником и смородиной. В детстве на меня в купальнике повязывали поясок с корзинкой и отправляли в кусты, на самый солнцепёк. Зелень пахла удушающе, а ягодная краска въедалась в пальцы. Зато после горячего солнца, можно было забежать в прохладную кухню и пить ледяную воду , зачерпнув эмалированным ковшиком в гулком ведре. А потом выпрашивать пенку с варенья. Первые мгновения – это прямо ботва на солнце, растертые листья томата, петрушки и смородины в руках. Потом она сгладится, станет более ягодной, мягкой, прохладной, как застоявшаяся заварка на смородиновом листе. Но есть в нем какая-то маленькая раздражающая червоточина. Едва заметное предчувствие затхлой воды и запах теплой бронзы, остающиеся на коже надолго.
Хотела найти фотографию из тех детских лет, но не нашла. Нашла под настроение на pxhere.

Medusa VORONOI

Ох уж эти медузы! Ничего в них не понимаю. Вот и с духами Voronoi так же. Из флакончика пахнет розами, но на коже их нет и следа. Кожа становится обманчивой. То пряной, то будто только что из моря. Обманчиво горячей и обманчиво липкой. А в перспективе остается стоялая вода и сопревшая древесина. Такой вот дикий пляж после кораблекрушения. С густой жижей моря, полного рыбьей чешуи, водорослей и прочего планктона. Неспокойного моря. С металлом и деревом чьего-то сундука на берегу. Наверное, и медузы там есть. Но я не знаю, как пахнут медузы. А вот современные русалки или их наследницы, наверняка, пахнут именно так.

Voronoi. Deep deep down

Я закрываю глаза. Я слушаю, как ритм сердца подстраивается под ритм бубна. Окружающий мир меняется. Я лежу на траве. Пальцами перебираю влажные стебли. Росистые, прохладные. Скоро рассвет. Я лежу на земле. Спрессованной, темной. Подо мною слои почвы. Кротовьи норы. Скрытые пути полевок. Земля подо мною живая. В ней движутся черви, многоножки, жуки, личинки кого-то из них. Паутинкой прорастает мицелий. Корни тянутся вглубь и в стороны. Бактерии превращают мертвое в жизнь. Земля подо мною мертвая. Прошлогодние листья доживают свое. Пустые коконы личинок. Голубые скорлупки яичек соек. Обломки осиных сот. Экзоскелет многоножек. Острые камешки. Колючий песок. Я протискиваюсь ниже и вглубь. Я слушаю сердце-бубен. Я слушаю тишину. Мне надо глубже. Мимо заячьих нор. Мимо дождевых червей. Мимо барсучьих камер. Мимо древесных корней. И земля топырит ногти. Песок обдирает кожу. Во рту вкус полифепана. Полифепана потому что, вкус торфа – это уже слишком. Я знаю, что будет дальше. В какой-то момент я окажусь на вершине горы, обдуваемой со всем сторон ветрами. Поток холодного воздуха не собьет меня с ног и я увижу вдали парящего орла. Но это будет потом. А пока – глубже-глубже-глубже. Сквозь горизонты почвы. В нижний мир.
Deep deep down Voronoi – честный запах почвы. Без того, чтобы завалиться в тлен или жизнерадостность древесных побегов. Ни там, ни тут. Путь в нижний мир, как он есть.

Три недели в ядовитой груши

8 марта Егор подарил мне набор пробников Voronoi. Как же я рада этому. Думала, буду голодать по новым впечатлениям. И пробовать каждый день что-нибудь новое. А выяснилось, что впечатлений у меня и так достаточно. И я залипла на первом же аромате в коробке. А это Poison Pear. Вот так и сижу в заточении ядовитой грушей с 13 марта. Сначала приятные волны дюшеса, сладкого и нежного, как в детстве. Так сладко, что несколько мгновений тяжело переносить. А дальше мягче, мягче, легче. Я так иногда пью газировки, разбавив водой. А тут разбавляем временем и воздухом. Все больше яблока и пудры выступает на первый план. То полироль для мебели, то запах свежего паркета. Все меньше гурманского, все больше интересного. И можно вслушиваться бесконечно в новые оттенки. Хорошо же в наши смутные времена. Правда, быстро закончился пробник.

А на картине женщина с фигурой-грушей. Утащила с сайта для игры в диксит онлайн. Автора, увы, не знаю.

Natura Siberica

Когда вдруг изрядно накосячила с таймингом, перед группой можно не только взять кокосовый лате в Джаганнате и купить крем для рук, но наконец примерить всякого на кожу в Natura Siberica.
На Тувинское золото меня не хватило. Точнее, меня настолько заинтересовали с блотера Nuit en Siberie, Siberie mon amour и Danse du shaman, что пришлось выбирать. Потом обнаружила черновую заметку про “Сибирь, моя любовь”. Теперь жалко, конечно, напрасно потраченного локотка. Видимо, через два месяца придется ошибаться с таймингом опять.
Continue reading

Serge Lutens Louve

Феи бывают разными. Я сейчас про тех, у которых длинные волосатые ушки, острые жёлтые зубки и темные-претемные глаза цвета переспелой вишни. У которых белесая кожа с розовым отливом изукрашена веснушками-листочками да желудями и шерстка вроде пушистая, но вечно колкая, промокшая да сваляная. Они вечно, то напьются молока из неосторожно оставленного у стоянки пакета. Да так, что оставшееся разольётся лужицей через тоненькие, словно от ежевых иголок, дырочки. То спутают волосы так, что диву даёшься, как короткая шевелюра в спальнике за ночь могла свалять до таких колтунов. То пролетают мимо с гулким стрекотом – вроде и не видел, а на душе становится беспокойно и неуютно, и до конца дня потом хочется смахнуть что-то с плеча, мимо которого она проскользнула. Я про тех дерзких фей, которые как абрикосовые косточки в пакете с чищеным миндалем – неожиданные, пугающие и безобидные. Прямо Louve Serge Lutens: обманчиво сладкий поначалу и смолисто горький весь день.