Category Archives: Ароматы

Не помню уже толком, как это началось, но я коллекционирую духи. Большинство из них время от времени ношу. И люблю понюхать всякое в хорошей компании.
По этой ссылке у меня есть табличка с тем, что есть сейчас. Часть из ароматов готовы к пристрою полностью, некоторые – лишь частично. Большинство из них я держу для себя, но часто готова дать примерить. Ссылки в таблице ведут либо на мой отзыв в ЖЖ, либо на отзывы о парфюмерии здесь, в моем блоге.
Также можно заглянуть в мой шкафчик на русскоязычной фрагрантике.

update: зачем-то завела профиль на aromo.ru – https://aromo.ru/users/25843

Про бомжей и розы

Однажды, когда мой муж еще не был моим мужем, мы отправились в Армению. И только вошли в номер гостиницы, как Егор заявил: “Что-то пахнет бомжами!” “Да где же?” – удивилась я. Отель проверенный и совсем хороший. С идеально белым накрахмаленным бельем, вычищенными коврами и мягкой мебелью. “Может, где-нибудь зверек какой-нибудь сдох”, – неуверенно добавила я. Неуверенно, потому что запаха бомжа не чувствовала. Чувствовала смесь всякого косметического. И по пятну на чемодане ожидала худшего. Худшее не заставило себя долго ждать. В чемодане вытекли из своих флаконов пенка для волос, антоцианиновский шампунь, а также три атомайзера с духами. С последними вышла удивительная вещь. Духи вытекли в крышечки атомайзеров. Поэтому я открываю стеклянную жопку – в ней пусто. “Странно”, – думаю. Закручиваю стеклянную жопку, открываю крышечку, а в ней-то все содержимое и было. Поэтому на мне последовательно оказалось три разных запаха на совсем разные случаи и настроения. О бомжах я тут же забыла. Во-первых, сложно принюхиваться, когда на тебе духов на 2 недели жизни. Во-вторых, в одном из атомайзеров было 5 милилитров 4 reines L’occitane, моих самых любимых розовых духов на свете, которые сняли с производства и замены им нет и, видимо, не будет. Ну и помимо переживания горя горького, нужно было еще рассортировать вещи на те, которые еще можно как-то носить, и те, которые надо отдавать в стирку и глажку. Приехали мы впритык к обеду, поэтому хотелось все это сделать быстро, а потом еще успеть погулять по горам до начала рабочих мероприятий.
Тогда я не вспомнила странный эпизод с нашего первого свидания, а стоило бы. После кино мы пошли прогуляться по центру Москвы и валялись на траве на бульваре у Политехнического музея. Все было чудесно, только периодически Егор принюхивался, морщился и бормотал: “Будто клошар прошел”. Я стала подозревать у него предубеждения против бездомных или даже какую-нибудь идею преследования.
Шло время. История с армянскими бомжами совсем забылась, а первое свидание вовсе не вспоминалось. Пока однажды я не брызнула на себя последние капельки Четырех королев, выбегая вести эфир про любовь и осознанность. “Фууу, кот, ты накакал, будто бомж в квартире!” – громогласно заявил муж и, целуя меня на прощание, поморщился. Тут-то я сообразила, что бомжами для мужа пахнут мои любимые духи. Ужасно обидно, но бывает. “Тем более, где еще взять этих четырех королев”, – утешила себя я. Но не тут-то было.
“Фу, опять бомжами душишься?” – как бы спросил муж перед выходом в гости к его маме. “Да ладно? Опять? Это же Элизабетинская роза, совсем другие духи!”- уже возмутилась я. “Да-да, бомжами, принюхайся”. Как я ни внюхивалась, бомжа я не обнаружила. И тут меня посетило озарение. В следующий раз во время прогулки по парку рядом с розовым кустом, спрашиваю у Егора: “Чем пахнет?”. Это был хороший туманный прохладный вечер. Влажность большая. Запахи громкие. “Шашлыком пахнет, – говорит. – Шашлыком и бомжами!”

В качестве иллюстрации – фотография, сделанная Юрко Дячишиным. На ней Славик, некогда самый известный и модный бомж Львова. Про него можно прочитать на сайте фотографа. Наверняка, пах розами.
Continue reading

Соль, кокос и юзу (позитив посреди недели 12-2021)


Весна безудержно пахнет солью, кокосом и цитрусами. Потому что бодишоповский mist оказался не слишком прозрачным и на диво стойким. Те же твердые духи не могут похвастаться таким эффектом. И вот я прикрываю глаза, смотрю в весеннее солнце сквозь ресницы и дышу воспоминаниями о поездках, которых не было. О морях, морских деликатесах и прохладных напитках на жарких пляжах. О жареных зефирках над огнем и кокосовой воде на рассвете. Эээх
А на Остару распечатала подаренную деверем свечу, посвященную Sailor Moon. Дмала сделать это к Имболку, но было обидно, не оценить полностью аромат. Честно-говоря, я не знаю, насколько восстановилось мое обоняние. Возможно,что-то так и осталось в прошлом, потому что сейлор мун лишь слегка пахнет ягодами, а когда горит – все тот же кокос и соль. Остается только догадываться, пахнет он так или как-то иначе. Буду думать, что кокосом пахнет лунная пыль. Весенняя лунная пыль…
Continue reading

Зима без запахов

Чего мне не хватает этой зимой? Все-таки запахов. После болезни вкусы вернулись практически в полном составе, а вот запахи нет. Заметила, как много психологических проблем я решаю в жизни при помощи них. Помню, что прошлый январь был дымно-ладанным. В “Сибирской ночи” Natura Siverica. Ею согревалась и практически питалась, теряя свои заветные килограммы посреди развернувшегося апокалипсиса. Когда кончались силы – цитрусовые брызги “Мармелада из юзу” Demeter и франжипани “Sikkim girls” Lush. Настолько нехарактерное для меня вдруг оказалось незаменимым. Вместе с привычными зимой ягодами и пр. лукумом для настроения. И хвойными для него же и чтобы пережить метро. Теперь все это плоское и пустое.
Если вы где-то прочитали, что исчезновение обоняния – надежный симптом коронавируса, – не верьте. И мол, если у вас обоняние не пропало, – это простая простуда. Я тоже так думала первые 8 дней болезни. А на девятый я вышла на кухню и увидела, что муж запек свиную ногу и сделал салат из помидор с базиликом. Раньше все это никак не могло быть для меня сюрпризом, потому что я все чую из кабинета и выхожу на кухню после работы, как голодный зверь, проводя ревизию носом. Ну а дальше, как у всех. Я стала нюхать то да се. В первый день без обоняния меня преследовали призраки запахов. Когда на мгновение кажется, что чай пахнет, а потом этот запах растворяется в тумане и без того замутненного сознания. Дальше наступила обонятельная тишина. Вкус у меня полностью не пропадал. Остался горький. Хотя к концу первого дня существования в мире горького вкуса я уже хотела, чтобы и его не было. Потому что горьким было все, в том числе вода и слюна. “Пейте больше!” Попробуй выпей хоть глоток, когда все вдруг превратилось в полынный отвар.
Таких историй вы, наверное, слышали уже сотни. И даже видели Женю Тимонову в прямом эфире поедающую чеснок от матушки из Сибири. Интереснее наблюдать, как обоняние возвращается. Первым, что я почувствовала, был запах моих фекалий. Вообще, коронавирус открыл мне множество новых граней отвращения. Фекалии, гниль, собственная отрыжка – дивный путь возвращения в мир ароматов. Кто-то говорил, что теперь невозможно по запаху определять, скисло молоко или нет. Я быстро смогла это сделать: потому что обычное молоко не пахло вообще, а кислое пахло так, что вызывало рвотный позыв. А заодно и сыры, и сметана. Потом стали появляться разные запахи трупоедческого рациона. Нормальной (непорченой) рыбы, птицы, мяса. В новогоднюю ночь я слегка чувствовала запах печеного гуся и что-то пыталась унюхать в икре. Красная едва пахла, а черная совсем нет. Шутка про то, что не все учуют запах мандаринов в Новый год, была не в бровь, а в глаз. Потому что цитрусовые я до сих пор не обоняю. Поэтому любимый парфюмерный зимний чит по поднятию настроения мне не доступен.
К православному рождеству я унюхала елку. То есть не елку, а то хвойное, которое в моей корзинке с новым годом. Теперь (чуть больше месяца спустя начала болезни и месяц спустя после потери обоняния) я различаю много согревающих специй: корицу, бадьян, разные перцы. А вот тимьян от майорана не отличу. И все мои травяные ароматы идут лесом, благо сейчас и не сезон. Кардамон запах совсем недавно. И я много надежд возлагаю на этот факт, потому что он же почти лимонный. Может, завтра запахнет вербена, а там и любимый цитрусовый гель для душа. Тем более, что отдушки во всякой косметике и бытовой химии хорошо чувствуются. Но лимонный мистер пропер все еще не лимонный.
Все это мне кажется ужасно логичным. Будто обоняние вернулось, чтобы делать свою биологическую задачу. Потому что не вляпаться в чужие потенциально заразные фекалии вот прямо важно, как и отличить тухлое мясо от нормального, а вот апельсин от яблока на запах отличать не принципиально. Ну и то, что я и так редко встречала и не помнила, типа черной икры, и подавно распознавать не надо. Ну не то, что не надо. А не первой необходимости история. Но я все равно злюсь. Потому что хотела, воспользовавшись свеже обретенным иммунитетом, попробовать Прозерпину Brocard до того, как ее раскупят. И, если зайдет, даже купить. Но доверять своему носу я не могу, а Прозерпина, выпущенная маленьким тиражем (или литражом?), потихоньку кончается без меня.
Если кто-то сейчас решает, что лучше – прививка или переболеть – в моем случае прививка много лучше. Что я имею сейчас из последствий легкой формы болезни? Про запахи написала. Нарушение памяти и внимания, которые, видимо, сами собою в норму не придут. Я заново учусь помнить 50иминутную сессию с клиентом, хотя пока это больше похоже на увлекательную игру: не забудь, что сказала 5 минут назад. Знаете, бывают такие рассеянные люди, которые приходят в комнату и не помнят зачем? Так вот, я 6 недель была тем человеком, который выходит в коридор и пытается вспомнить, куда, собственно, собрался. Мы про это теперь так шутим:
-У тебя теперь тоже память, как у рыбки?
-Угу, 7 минус минус минус 2.
Количество опечаток достигло рекордного количества, хотя слабость по этой части у меня была всегда. Эмоциональная сфера стала очень яркой, но грубой и застревающей. Описываю и понимаю, что переживаю репетицию старости. А, может, просто за две недели постарела на 20 лет. Надеюсь, физические упражнения, упражнения на память и внимание, медитации чуть-чуть помогут. Но их нужно делать, а моя дивная воля тоже куда-то делась. Надеюсь, она вот-вот вернется с резкостью запаха фекалий. Вместо воли нынче утомляемость, которая говорит: “Зарядка, после трех клиентов? Учить стихи? Читать? Давай ты будешь лежать на диване, обливаясь потом и наблюдать, как на тебя падает потолок”. Ну и телесно: за две недели болезни кожа высохла так, что я будто змея перелинявшая. Менструальный цикл расстроился. Кашляю периодически все еще. Да, так болеют не все. Но подобной побочки в описаниях “ужасов вакцинации” я пока не встречала. Если не будет противопоказаний, как упадут мои антитела, пойду прививаться. А вы?

Siordia Parfums: Frida

За сентябрь-октябрь жадно упила Фриду Siordia Parfums. И это были две совершенно разные Фриды.
В начале осени я легкомысленно радовалась цитрусовым корочкам, рому и специям. Это было неожиданно уютно, но в целом разочаровывало. Память услужливо подсовывала воспоминания про южные рынки с фруктами и специями, крикливыми продавцами и вот этим всем. И я имела все шансы так и описать Фриду: то ли через жажду грога в осенних кафе, то ли через тоску по путешествиям в теплые края. Но я потихоньку начала впадать в апатию и Фрида застряла на запястье до отопительного сезона. Вот тут и открылся портал в…
Душная комната табачного клуба в середине дня. В служебном помещение едва слышно играют Tito & Tarantula. Посетителей тут в это время почти не бывает, да и вы, скорее, случайный посетитель. Бархатные портьеры здесь пахнут дымом, но это никого не волнует. Липкие столы из массива – барахолкой со старинной мебелью. Впрочем, скатерть и салфетки не только белоснежны, но даже накрахмалены. Розы в хрустальных стаканчиках, подрезанные чуть ни под самое цветоложе, то ли подвяли, то ли застыли в безвременье. Здесь подают правильный кофе – черный, грубый, с капелькой рома и скандинавским лакричным сиропом. Но ничто из этого не отвлекает от выбора табака. Стеклянные банки, жестянки, рубленые листья, скрученные листья, табачная пыль. Когда выбор будет сделан, их аромат сольется с запахом сажи на бриаре. Все, что вы хотели знать о запретных удовольствиях, но боялись спросить. Все это, конечно, вас убьет. Но не сегодня.
Кажется, Фриде было бы скучно тут. Но кто ж знает?
А картинка – под настроение сегодняшнего дня.

“Yennefer” Siordia Parfums

«Когда она наклонилась, он почувствовал на лице прикосновение её волос, пахнущих сиренью и крыжовником, и вдруг понял, что никогда не забудет этого аромата, этого мягкого прикосновения, понял, что никогда уже не сможет сравнить их с другими запахами и другими прикосновениями». Прочитав “Ведьмака”, невозможно было удержаться и не есть крыжовник под отцветающей сиренью. В наших краях – тот еще квест. Самое обидное было, что на мой вкус, это сочетание не делает лучше ни сирень, ни крыжовник. В общем, на самом деле сложно забыть. И разочарование, и нелепое сочетание.
Большая радость, что духи приятнее реальности. Смолисто-пряная сирень и едва уловимая ягодная кислинка. Не считая этой тонкости, в начале похожа на “Рижскую сирень” Дзинтарс. В отличие от нее уступает в более приятную пудровую базу. В результате, вряд ли Геральт из Ривии вас запомнит, зато для любительниц сирени это красиво. И вечный май на запястье.

Voronoi Tea Shop

Когда-то мне казалось, что в жизни каждого человека должен быть тот самый чайный магазинчик. Это маленькая лавочка, которая прячется в переулке или под лестницей в торговом центре. Кажется, что ее так легко обнаружить – впервые попадаешь туда по запаху. И внутри преступное разнообразие ароматизированных чаев и иногда немного кофе. Впоследствии туда сложно вернуться, поэтому приходится блуждать и водить носом по сторонам, пока что-то неуловимое не изменится в состоянии, чтобы почуять нужное направление. Следуй за запахом муската, шоколада, чая и жести – и вот же он!
Tea Shop Voronoi пахнет, как след того самого чайного магазинчика. У меня это были “Колониальные товары” в Камергерском. В нем легко было оказаться, если перепутать дверь с кассами МХАТа. Лучше в одиночку – настолько мучительно тесно внутри. И самым любимым там был “Нюрнбергский приход” – как раз с мускатом, корицей, гвоздикой и апельсиновой корочкой. Потом стало много сетевых чайных магазинов: Nadin, Кофейная кантата и многие другие. Не говоря уже об Интернете. Поэтому я отказалась от мысли, что у каждого должен быть тот самый чайный магазинчик. Но зайти в “Колониальные товары” и утонуть в шоколадно-мускатно-чайной какофонии по-прежнему приятно. А вот поймать запах снаружи все сложнее – Камергерский стал пешеходной зоной с кучей кафе и ресторанов. Если только на коже нет Tea Shop Voronoi.

Voronoi Magnetica

Magnetica – первый парфюмерный подарок мужу, с которым попала так, что он его вот прямо носит. Эффект совсем не предсказуем по пирамиде. И яркий пример того, как кожа влияет на раскрытие аромата.
Подход первый. На женщине-ящерице, в смысле с холодной и сухой кожей с легким пушком. Тут ладанник и подгоревшая деревяшка с толикой согревающих специй. Едва уловимый намек советское мыло с запахом розы. Кому-то в этом будет уютно и совсем не примечательно, как в крымских кафе с ретро обстановкой под СССР.
Подход второй. На мужчине с горячей и сухой кожей и богатым волосяным покровом. И тут – целая история. Никакой вам мылкости и ладанника. Увы, не опишу как, но из начального хаоса спирта и мелькнувшей розы, возникает впечатление тех самых карамелек в жестяной банке. Ни в коем случае не грызть, а сосать долго и упорно янтарные кусочки, сахарную пудру отряхнув в банку. Из вкуса будет только сахар и запах: цветочно-лимонный, с мятой, мускатом и корицей. Длить это хочется бесконечно. Зарываться носом и воровать калории из воздуха. Бесконечно, конечно, не выйдет, но томительно долго. И, что приятно, сахар будет отступать, давая разглядеть и жестянку с проржавевшим краем, и шафран, и фиалки с розами.

По отзывам на фрагрантике (там, кстати Магнетики нет пока), я понимаю, насколько мне повезло с кожей для Voroni. В каждом отзыве все то жалуются, то восхищаются их ванилью. А из всего, что я пока попробовала – ваниль на мне не проявляет себя никак, видимо, щадя мои нежные чувства.

А вот диво-аромат VOID я просто не чувствую. Кожа после нанесения аромата пахнет кожей, своей, человечьей и все. Здесь русский дух, здесь Русью пахнет. Видимо, эта амбра – и есть моя слепая зона. Или именно этого эффекта создатели хотели добиться. Запах без запаха. Нечаянный подарок буддистам или подмигивание “Обманчивости образов”.

Voronoi Cassis Vert

Этим летом почему-то не хочется носить роз, а хочется ботвы. Как раз истратила последние капельки cassis vert. Пишу на последнем вдохе, чтобы не забыть впечатление. Он такой простой, что аж хороший. Со всем этим летним антуражем парников с томатами, кустов с крыжовником и смородиной. В детстве на меня в купальнике повязывали поясок с корзинкой и отправляли в кусты, на самый солнцепёк. Зелень пахла удушающе, а ягодная краска въедалась в пальцы. Зато после горячего солнца, можно было забежать в прохладную кухню и пить ледяную воду , зачерпнув эмалированным ковшиком в гулком ведре. А потом выпрашивать пенку с варенья. Первые мгновения – это прямо ботва на солнце, растертые листья томата, петрушки и смородины в руках. Потом она сгладится, станет более ягодной, мягкой, прохладной, как застоявшаяся заварка на смородиновом листе. Но есть в нем какая-то маленькая раздражающая червоточина. Едва заметное предчувствие затхлой воды и запах теплой бронзы, остающиеся на коже надолго.
Хотела найти фотографию из тех детских лет, но не нашла. Нашла под настроение на pxhere.

Medusa VORONOI

Ох уж эти медузы! Ничего в них не понимаю. Вот и с духами Voronoi так же. Из флакончика пахнет розами, но на коже их нет и следа. Кожа становится обманчивой. То пряной, то будто только что из моря. Обманчиво горячей и обманчиво липкой. А в перспективе остается стоялая вода и сопревшая древесина. Такой вот дикий пляж после кораблекрушения. С густой жижей моря, полного рыбьей чешуи, водорослей и прочего планктона. Неспокойного моря. С металлом и деревом чьего-то сундука на берегу. Наверное, и медузы там есть. Но я не знаю, как пахнут медузы. А вот современные русалки или их наследницы, наверняка, пахнут именно так.

Voronoi. Deep deep down

Я закрываю глаза. Я слушаю, как ритм сердца подстраивается под ритм бубна. Окружающий мир меняется. Я лежу на траве. Пальцами перебираю влажные стебли. Росистые, прохладные. Скоро рассвет. Я лежу на земле. Спрессованной, темной. Подо мною слои почвы. Кротовьи норы. Скрытые пути полевок. Земля подо мною живая. В ней движутся черви, многоножки, жуки, личинки кого-то из них. Паутинкой прорастает мицелий. Корни тянутся вглубь и в стороны. Бактерии превращают мертвое в жизнь. Земля подо мною мертвая. Прошлогодние листья доживают свое. Пустые коконы личинок. Голубые скорлупки яичек соек. Обломки осиных сот. Экзоскелет многоножек. Острые камешки. Колючий песок. Я протискиваюсь ниже и вглубь. Я слушаю сердце-бубен. Я слушаю тишину. Мне надо глубже. Мимо заячьих нор. Мимо дождевых червей. Мимо барсучьих камер. Мимо древесных корней. И земля топырит ногти. Песок обдирает кожу. Во рту вкус полифепана. Полифепана потому что, вкус торфа – это уже слишком. Я знаю, что будет дальше. В какой-то момент я окажусь на вершине горы, обдуваемой со всем сторон ветрами. Поток холодного воздуха не собьет меня с ног и я увижу вдали парящего орла. Но это будет потом. А пока – глубже-глубже-глубже. Сквозь горизонты почвы. В нижний мир.
Deep deep down Voronoi – честный запах почвы. Без того, чтобы завалиться в тлен или жизнерадостность древесных побегов. Ни там, ни тут. Путь в нижний мир, как он есть.