Category Archives: Путешествия

Любовные похождения Ктулху

Те, кто меня давно знают, знакомы с моим воображаемым другом по путешествиям. Ктулху Ex-Младшим. Перебирая фотографии, чтобы выложить какое-нибудь из очередных наших путешествий, я обнаружила внезапно, что Ктулху не только великий властитель дна морского и безумия человеческого, но еще и ловелас.
Continue reading

Еще кусочек путевых заметок из сентябрьского Израиля

С трудом поспевая за мыслями гида, когда хочется уже скрыться напрочь, мы выныриваем из подземного города и видим под ногами цветок космической красоты. Воронка бутона будто излучает свет, щедро осыпая серебристой пыльцой фиолетовые лепестки. Будто южное ночное небо, густое, чернильное, безмолвное, мерцает смутными звездами. Я припадаю на колени, чтобы сфотографировать. Конечно, ничего не выйдет. Где бархатное небо лепестков, а где мой фотоаппарат в телефоне?! Но вдруг. Пока сличаю копию и оригинал, у меня есть ещё минутка, чтобы любоваться. Пока гид рассказывает про очередную синагогу, я заглядываю в сердце вечности. Не тот цветок назвали розой. “И будет так в роды и роды, доколе истлевают и сменяются миры за веком век, и раскрывается вселенная как Роза и замыкается как Крест, что свертывается в Куб”.
Мы возвращаемся на то же место через час, наверное. И его уже нет. Время цветения закончилось. Остался уродливый засохший конус среди жизнеутверждающей листвы.

Из путевых заметок, про Цфат

Цфат. Бело-синий город. Окруженный хвойными лесами. Смотришь на них и думаешь: “Раньше их тут не было. Все эти кедры и сосны. Их колючки под ногами. Всё – результат деятельности человека. Плоды трудов чьих-то рук. Хотя кажется, что стоят они тут вечно. Кстати, куда деваются шишки?”. Continue reading

80 из 33 футболок, или Мюмла в Тунисе

Мои путевые заметки из Туниса так и лежат, разбросанными по файлам и папкам. Вместе с этим коллажем, про очередную футболку Uniqlo с Муми-Троллями. На нем – утро перед отлетом домой. Меня ждет томное рассветное путешествие до Аэропорта на Джербе. Когда я буду любоваться на море и Венеру у горизонта. Размышлять про молитву гештальтиста вперемешку с тревогами о перегрузе чемодана. И предвкушать встречу с котиком, по которому я уже изрядно соскучилась к тому моменту.
На фотографии у меня весьма подкопченый нос. Проиграв борьбу с бессознательным стремлением избежать неприятных прикосновений к обветренному лицу, я забыла намазать его кремом от солнца для поездки… в Сахару. Бедный нос потом даже не слишком облезал – скорее был коричнев в первую половину лета. Как же мне хочется рассказать вам про Сахару! Но все, что я пишу, не достаточно поэтично для пустыни, сухо и неполноценно. Может, так и надо? Сухой текст и картинки, картинки, картинки.
В общем, копченому носу идут розовые оттенки. Мюмла счастливо скачет по цветочным полям, обделяя какого-нибудь Хемуля гербарием. Мой любимый крой и нежность-нежность-нежность, немедленно требующая аннигиляции какими-нибудь карго и армейскими ботинками или хотя бы тяжелыми кроссовками :Р

Кстати, про копчености. Прикольное нашла в путевых заметках: “Раньше я с предубеждением на грани отвращения относилась к страсти моих соотечественников к загару. Такому, чтобы уж наверняка и до костей. А тут вдруг ловлю себя на жадности до солнца. Будто бы уже в тень пора, а мне жалко упустить последний предзакатный лучик. Может, от того русские так истово загорают, что много солнца надо, чтобы добраться до холода внутри и вытравить его к такой-то матери“.
Почему-то разбирая свои дневники, я вечно кажусь себе умнее, глубже и интереснее, чем сейчас. Это как с отношением к телу: как ни глянешь на фотку, про которую явственно помнишь “Я же чувствовала себя такой жирной!”, а на фотке – тонконогая лань. Эээх! Continue reading

Иордан

И вижу я сон,
как в реке Иордан, где крестили Христа
вода прозрачная, теплая, словно бульон.
И мелкие рыбы бросаются к вашим ногам
щекотать, целовать, умаслить. Только лишь сом
на дне, в тени вальяжно сновидит нас.
Спаситель не он. Но кто-то нас спас?

Позитив посреди недели

Неделя, как неделя. Идет своим чередом. В понедельник открыли осенний сезон игрулек. Играла с мужчинами в Манчкин. Один раз проиграла Лексу, другой – Егору. Утешалась израильскими финиками.
Потихоньку перебираю фотографии из Израиля. И вспоминаю с удовольствием, как путешествовали. Особенно еду.

2019.09.27

Кажется, я попала в рай, потому что тут хумус и фалафель почти в каждой забегаловке. Я их люблю и я их ем, несмотря на мои ограничения, выданные Дашей Кутузовой.
А еще тут гранаты. Огромные плоды висят на деревьях. Некоторые уже лопнули под напором алого семени изнутри и сохнут, подъедаемые муравьями и птицами. Но это не те гранаты, к которым я привыкла.
Сначала я подумала, что мне продали поддельный гранатовый сок. Вместо свеже выжатого – магазинный, с сахаром. Но нет. Тут именно такие гранаты: сладкие, без терпкости, с полупрозрачным алым соком. Как артериальная кровь в противовес привычной темной и густой венозной. Наверное, из таких вино должно получаться без добавления сахара.
Спойлер. И получается. Даже портвейн.

Continue reading

Позитив посреди недели. Израильский

Мне кажется, я выбрала удачное время для путешествия в Израиль. Благодаря тому, что мы живем в горах, мне почти не жарко. Только совсем в сиесту, когда температура 29. Остальное время – сносно. А ночью и вовсе комфортно. Но это в горах, а вчера мы выбрались в Хайфу. В общем, у меня есть надежное оправдание, почему я избегаю всех местных знакомых. Ехать в жару и несколько часов у меня просто нет сил. Поэтому я восстанавливаюсь в прохладном Цфате.
Про Хайфу. Continue reading

Владимирские картинки 8

Вот уже новое путешествие, а Владимир и Тунис не писаны до конца. Но пусть будет, как будет.
Continue reading

Море-игрунок

Из путевых заметок про Тунис. Май 2019

Мы хотели море и море тут есть. Побережье пахнет дальневосточным салатом и покрыто барханами из водорослей. Увы, до конца мая пляж тут не будут чистить – не сезон.
Море тут игривое и глумливое. “Эй, – кричу ему досадливо, догоняя вьетнамку уносимую водой. – Верни! ” Возвращает – сандалия как кораблик, причаливает к моим ногам. Кланяюсь и благодарю. “Игрунок!” – шутит Егор. И мы гуляем дальше вдоль берега. Собираем ракушки и симпатичные камешки. Хвастаемся друг другу. “Слушай, как думаешь, можно сфотографировать те зелёные камни, не утопив телефон и самой не утомившись?” “Тут мелко!” – пожимает плечами муж. И мы прыгаем по камням, наблюдая за завихрениями воды в множестве трещин и лакун. Я делаю пару кадров. “Ой!” Обнаруживаю, что держу в руке одну вьетнамку. Но вот как так?! И мы продолжаем прыгать по камням и теперь аккуратно обходить скопления мусора в водорослях на песке – там панцири каракатиц, клешни крабов и иногда стекло. Ничто из этого не украсит мои стопы. И пока я страдала – как же обидно в начале отпуска остаться без вьетнамок и какие уродливые вьетнамки в отеле – будто бы мои истертые одесские представляют собою эстетическое совершенство после 8 лет носки. “Да вот же она!” Сандалий торчит из песка, будто затерянное сокровище после кораблекрушения. Оно и есть. Море – игрунок.
Но на этот раз у него был сообщник. Вообще выбирая отель под названием “Зефир”, можно было бы догадаться про ветер. Он тут есть. Он дует с моря. А по ту сторону моря – Европа, из которой мы сбежали в Африку погреться. Ветер сильный и прохладный. И заставляет обманчиво игнорировать солнце. А оно тут – ух! Только зазевался и вместо носа помидор, а веснушек чего-то в этот раз не завезли :( Continue reading

74/33 футболки. Поэзия, феминизм, Владимир (Владимирские картинки 7)

Неуместность – моя суперспособность, наверное. Мне бы костюм супергеройский какой-нибудь. С буквами НЕУМ на попе, обтянутой лосинами. Хотя вру. Костюм есть и геройские повадки.
Московские привычки делают меня стремительной, а воспитание – скованной. Когда я вхожу во владимирское кафе “Слова”, я уже знаю, что тут хороший кофе. Я планировала нести его в левой руке по местным холмам, чтобы успеть выехать с парковки у дома до 21.00 и ещё собрать вещи. На одном плече у меня авоська со свеклой и керамикой. Керамика внутри, а свекла – нарисованная снаружи. За мной Егор с внушительно шуршащим пакетом музея-магазина советских сладостей. И мы уже прошли полпути к стойке для заказа, когда стало ясно – вокруг поэтический вечер. Ужасно неловко. Все места заняты, а мужчина болезненно декламирует стихи, окрашенные любовью к русской и не только поэзии и склонностью к малой психиатрии. Поэта снимают то на фото, то на видео. А тут я с авоськой и в футболке we should all be feminists. Хвала богам, никто не принимает ее за стейтмент. Так что в историю поэзии города Владимира мы войдем как те самые любители кофе и шуршащих пакетов, наверное. Или я все преувеличиваю, заразившись пафосом и тленом. И никуда мы не вошли, кроме кафе “Слова”. А кофе, правда, хороший.