Category Archives: Творчество

Мизантропики скурносились – 8

Злобным коршуном кружу над вулмаркетом. Было ошибкой выскочить в толпу народа, не покормив себя завтраком и кофе. Позорно отступаю с добычей на скользкие улицы Флакона. Сочувствую всему, включая пикселеватого тролля и заснеженного хамелеона. “Себе посочувствую”, – бурчит хладнокровная зелень. “Приступаю”, – отвечаю я и бегу к ближайшему источнику еды. Continue reading

На редкость теплая осень

совсем не располагает к написанию работ к третьей ступени. Поэтому я работаю. Гуляю. Встречаюсь с людьми: по 1-2 встречи с друзьями на неделе. Снова работаю. Смотрю сериалы про смерть. Выписываю из себя стихи в надежде, что под ними лежат нормальные тексты. В итоге… стихи, черновики сказок и совершенно дурацкое эссе, в которое мне самой одновременно и нежно, и стыдно заглядывать. Мысли выстраиваются в красивые конструкции, но совсем не про те темы мне хочется писать этой осенью.
Между тем, я вернулась из Владикавказа. Будут фотографии и рассказы. Впечатления пока перетряхиваются. [info]odojdi поймала меня за guilty pleasure – подбираю десерт под цвет платья. Может, покажет. Я наконец-то завела себе фотографии в желтых листьях. У каждой девочки должны быть фотографии в желтых листьях.
Инстаграм у москвичей в этом сезоне совершенно душераздирающий. Continue reading

Хорошо писать летом,
Когда солнце сквозь листья и слезы,
Когда небо как море,
Мысли строем и хором.
Как пережить девять месяцев немоты?
Но пишу я только зимою,
Холодом в сердце, снегами в печенке,
Когда льдышки ложатся бродом
На плотинах единственной мысли.
(с)
В общем, лето прошло, осень в разгаре, а три работы для третьей ступени так и не написаны. Холода, вы мне нужны.

У меня очень странный отпуск,

…но это отпуск и это хорошо. Я сделала новую татуировку, добываю всяческие штуковины из вишлиста, изредка встречаюсь с друзьями, гуляю по паркам и садам, правда, в основном больничным, и хронически не попадаю на всякие мероприятия. Меня почти попустило ощущение, что я ничего не успеваю. Отпустило через смирение. Видимо, сентябрь будет гипер нагруженный. А сейчас мне важно копаться в домашних делах, гнездоваться, навещать Егора и вспоминать про милосердие мира. Continue reading

Инновация+Диксит

Давненько я так не веселилась во время игрулек. Смеялась так, что болят мышцы пресса и я до сих пор кашляю. Начиналось, правда, все не слишком весело.
Continue reading

Безумное кофепитие

по мотивам сами знаете чего
– Был завтрак. Мы если яблоки и говорил об ощущениях и чувствах. Как вдруг я решил цитировать Полозкову Веру:

ну, как тебе естся? что тебе чувствуется?
как проходит минута твоей свободы?
как тебе прямое, без доли искусственности,
высказывание природы?

– И не успел я подойти к последней строфе, кто-то сказал: «Конечно, лучше б он помолчал, но надо же как-то убить время»!
– Какая жестокость! – воскликнула Алиса.
– Я продолжил:

здорово тут, да? продравшись через преграды все,
видишь, сколько теряешь, живя в уме лишь.
да и какой тебе может даться любви и радости,
когда ты и яблока не умеешь.

А Нарцисс не сдержался и как закричит: «Убить Время! Он хочет убить Время! Здесь и сейчас!» С тех пор, – продолжал грустно Болванщик, – Время для меня палец о палец не ударит! И на часах все семь…
Тут Алису осенило.
– Поэтому здесь и накрыто к завтраку? – спросила она.
– Да, – отвечал Болванщик со вздохом. – Здесь всегда пора пить кофе. Мы не успеваем даже джезвы вымыть!
– И просто берете новую, да? – догадалась Алиса.
– Совершенно верно, – сказал Болванщик. – Сварим в одной и ставим на комфорку другую.
– А когда дойдете до конца, тогда что? – рискнула спросить Алиса.
– А что если мы переменим тему? – спросил Мартовский Заяц и широко зевнул. – Надоели мне эти разговоры. Я предлагаю: пусть барышня расскажет нам свою историю.

Зависимое

Мне без тебя спать – холодно,
есть – голодно,
думать – муторно.
То, что нужно, совсем не пишется,
не смотрится
и не учится.
Хорошо одно: чувственно
живу, ярко так,
дышу – сладостно.
Потому что есть ты у меня
и в памяти
звонко-радостно.
(с)

Спица

Теми ночами, когда ей долго не спится,
Она замурована в сердце своем под ключицей.
Ей хочется вскрыть кожу этой темницы,
Но так, чтоб уснуть и не убиться.
Ей хочется внутрь себя распрямиться,
Расправиться гордою горною птицей,
Чтоб изнутри хоть к чему дотянуться,
Казаться тупицей, не торопиться.
Она как в мешке утаенная спица –
Слишком заметна пока лень лениться.
Доскажет все то, что не сказано, в лицах.
Доделать, дочесть, дописать стремится.
Ей целая вечность могла бы присниться,
Позволь она только себе становиться.
Тогда черный чай с толстой палкой корицы
Убаюкает сердце в груди под ключицей.

Лето 2017

Спасибо тебе, холодное лето, за так остро переживаемую душевную теплоту. И как-то приходится жить со всей этой нежностью теперь.
Хорошо и легко было. Много работы, дела шли гладко. Но как ни старалась, мне ни удалось тебя упустить.
Лето новых опытов. Хорошо бы взять планку и держать так дальше:
– впервые редактировала научно-популярную книжку
– ела раков и как же они были хороши!
– проводила супервизии троек
– пела в караоке
– пятничный Bar Crawl (и это не одно и то же событие с предыдущим)
– провела психологическую мастерскую на интенсиве на 47 человек
– чухала мопса
– ходила на парную терапию с близким любимым человеком
Еще – искупалась аж три раза и пару раз сходила за грибами. И решилась-таки посмотреть 10 сезон Доктора Кто. Первые и последние пары серий стоили того.
Слишком спокойное лето после нестабильной и бурной весны. Тревожно от осени, с новыми неминуемым планами.
Год назад писала на прощание лету стихотворение, но не решилась публиковать. Все-таки оно мне нравится. Пусть будет. Continue reading

Мизантропики скурносились – 7

#cidre #deliriumbeer

– Это у вас кризис? – между делом произносит она, всматриваясь внимательно в подоконник и пейзаж за окном. Там, конечно, закат и надвигающаяся грозовая туча, но я судорожно пытаюсь сообразить, что в интерьере, подоконнике или небе выдает нас с головой. Пальцы на ногах поджимаю от предчувствия стыда.
– Это, конечно, да, а что так заметно?
Она переводит взгляд на меня и смотрит будто бы сквозь и куда-то вдаль. Дали там никакой нет, потому что за моей спиной зеркало, в котором отражается коридор и ряд советских люстр с красными цветочками.
– Я имела в виду, Осирис. Это же про смерть?
Я выдыхаю с облегчением.
– Вообще-то Исида. Она про жизнь. Настолько про жизнь, что ее не смущает даже то, что член ее мужчины съели рыбы.
– Ага. Понятно. Неловко вышло.
– Ты про рыб или про что?
Молчим. Пришла ее очередь смущаться.