Tag Archives: стихи ДраКошки

Лесные слоны


Вчера в первое воскресенье апреля был день геолога. Для меня это прежде всего папин праздник. Всякое в этот день бывало и хорошего и плохого. Но папин, значит папин. Я заранее задумала собраться и выложить это стихотворение, но весенние воскресенья шабутные такие: столько встреч и договоренностей, что все запланированное отправляется в далекое путешествие, формируя залежни полезных дел на потом. В общем, “Лесные слоны” любимому папе.

Мой папа любит слонов.
Он сам как огромный слон.
Как хоботом держит рукой
Мою ледяную ладонь.
Мы с ним идем через лес,
Я – рядом с  левой ногой.
Он смотрит из-под небес,
Улыбаясь всей бородой.
И вдруг его рядом нет,
Я все громче ему кричу,
Чтоб до мощных слоновьих ушей
Долетел поскорей папа-звук.
Папа быстро на помощь идёт,
Оставляет на хвое следы.
Удивится биолог потом:
“Какие в России слоны?”
Слоны из дочкиных снов,
Недосказанной папе любви.
Усталые хмурят лоб,
Как папа, лесные слоны.

19.03.2015-14.01.2021
Татьяна ДраКошка Лапшина

пусть песец пройдет

Пусть песец пройдет

3 года никак не набыться

В этом году не успела доделать свежее, поэтому пусть будет прошлогоднее.

Как бы нам с тобой набыться,
Мой печальный снежный рыцарь?
Нежностью вдвоем укрыться.
Жить, а не со смертью биться.

Чтобы было, что не вспомнить
Суетою дней затерто. 
Чтобы множество историй
Увязать в шарфы да строки. 

Чтобы ёлки новогодней
Запах не казался горьким, 
А урчание кошачье
Было сладким, было тёплым.

Чтобы вдоволь и в достатке
Мы могли с тобой прощаться. 
И серебряных подарков
В декабре друзей дождаться. 

Как бы нам с тобой набыться, 
Насмеяться, налюбиться, 
Не растаять, не разбиться, 
Мой любимый нежный рыцарь! 

2019.10.24-12.26

С утра интернет мне сегодня сказал, что ты, мой друг, завел телеграм.
Аж сердце радостно кинулось вскачь, сколько было за годы – не рассказать.
Я столько хотела с тобой обсудить! Вот Боуи умер, а Стармен звучит!
Я замужем, да. Уже раза три. А это мой котик – какой, погляди!
Наборы стикеров – их тут не счесть: вот тыквоголовый, мемасики есть.
Ты помнишь, что книжку забыл мне вернуть? Но кто ж их читает, когда есть ютуб!
Прикинь, я полгода в квартире сижу. Наверное, к лучшему, или к дождю.
К снегам, говоришь? Да, близко зима. А как у тебя? Все та же хандра?
Да, люди приходят, хотят завершать. Да кто же их знает? Какой-то гештальт.
Я тебе напишу, только ты не молчи – хоть гифку пришли, хоть капслоком кричи.
Хотя я умею писать в тишину, и каждый самайн с тобою молчу.
Аж сердце сжимается. Все этот плач. Сколько было за годы, как отпускать?
С утра интернет мне сегодня сказал, что ты, мой друг, завел телеграм.
А память упрямо штурмует виски, что аки умерших пора удалить.

У меня есть черный хвост,
а к нему – четыре лапы,
глаза два, живот пушистый,
когти острые, вибриссы.
Стоит встать с постели мне –
хвост трубою льнет к ноге.
Стоит сесть – он на коленях
и урчит в такт батарее.
Обустроюсь в гамаке –
черный хвост уже на мне.
Топчет, смотрит , тычет носом
в лучший ракурс – нюхай жопу.
Допиваю черный кофе
с толстым волосом с нее же.
Сколько в этом суеты,
непонятной маяты.
Дзену с нежностью нас учат
наши черные хвосты.

Моё белое пальто

Как бывает мучительно хочется
в старый мир, где всё просто и ясно!
Где волшебники в белом – за всё хорошее,
а воландеморты – за всё плохое.
Где если художник – то чист и светел.
Если поэт – то любит любого.
А если мыслитель – то это сложнее,
но чтобы без срама и всяческих фобий.
И чтобы без этих вот дребезжаний:
сегодня абьюзер, а завтра – жертва.
Прибить бы для ясности роли гвоздями,
а плечи укутать в свою человечность!
Но что-то не так. И пальто все сползает.
За чаем грею озябшие руки.
По шерсти расходятся ржавые пятна.
Быть сложной собой просто так несподручно!

© Татьяна ДраКошка Лапшина

***

Про чужую поэзию

Поэзия сбивает с ног восхищением,

перебивает дыхание на чужой ритм.

Я пьянею от строчек,

и это единственное утешение,

которое можно позволить себе любить.

Достаточно мимолетная, чтобы ее ценить,

достаточно вечная – не пережить,

достаточно питкая, чтобы ею дышать,

и достаточно ветреная – не удержать.

2020.05.04
Татьяна ДраКошка Лапшина

Про чай в пакетике

Если бы чай стал
повелительным наклонением,
Он говорил бы мне:
“Соберись!
Воскреси все надежды!
Отбрось сомнения!
Не смотри на дно!
Не смотри!
Глянь, как солнце встает упрямо.
И с какой бы ни встало оно ноги,
Будет та нога, будет жар и пламя,
И к полудню придет в зенит!”
Моё солнце бредёт устало,
Проливая цвета в закат.
И остывшая чашка чая
Деликатно будет молчать.
В пакетик.

май 2020

Моя память теряет факты,
но держит людей:
лица, тела, интонации.
Чтобы длиться
мы встречаемся снова и снова,
о чём-то молчим,
говорим, прерываем друг друга,
друг к другу стремимся.
Время не лечит,
но делает память слабей,
обращает всё в пыль:
нашу кожу, когти, ресницы.
Я забыла все даты,
но помню лица людей,
потому что лишь в них
невозможно за-быться.
Continue reading