Tag Archives: гербалистика

Позитив посреди недели 2020-47

Я все еще пытаюсь выздоравливать, поэтому позитива в общем-то два. Во-первых, у меня новые чертополошчатые сережки от Марии MilorEco. А во-вторых, прилетела открытка от Саурива и Палыча. Она меня радует теперь, стоя на настольной лампе. Я делаю периодически странные движения корпусом и головой, чтобы заметить движение сыча на открытке. От этого сама становлюсь похожей на сову. У-ху? У-ху!

Позитив посреди недели 2020-44

Вести внезапно не по сезону. Наконец-то зацвела Wild Irish Rose. Впервые у меня. Долгая была история. Первый листочек, который я добыла, погиб при переезде. Второе растение, которое мне подарили, был так поражен паутинным червецом, что во имя спасения остальных цветов его пришлось выкинуть. Вот этот вариант удачный. Материнское растение, кстати, что-то не торопится цвести. А вот листочек, отломившийся по дороге домой, разросся и теперь выглядит так. Continue reading

Благодаря @cetraria.ru , у меня есть свой Грут-подросток. С подростком мне повезло – он всегда в фазе “излучаю любовь”. У него на голове растут лишайники. Если их побрызгать водичкой, они распускаются, зеленеют и пахнут морем и грибами. Мой портал в болота, моря и любовь.

Еще кусочек путевых заметок из сентябрьского Израиля

С трудом поспевая за мыслями гида, когда хочется уже скрыться напрочь, мы выныриваем из подземного города и видим под ногами цветок космической красоты. Воронка бутона будто излучает свет, щедро осыпая серебристой пыльцой фиолетовые лепестки. Будто южное ночное небо, густое, чернильное, безмолвное, мерцает смутными звездами. Я припадаю на колени, чтобы сфотографировать. Конечно, ничего не выйдет. Где бархатное небо лепестков, а где мой фотоаппарат в телефоне?! Но вдруг. Пока сличаю копию и оригинал, у меня есть ещё минутка, чтобы любоваться. Пока гид рассказывает про очередную синагогу, я заглядываю в сердце вечности. Не тот цветок назвали розой. “И будет так в роды и роды, доколе истлевают и сменяются миры за веком век, и раскрывается вселенная как Роза и замыкается как Крест, что свертывается в Куб”.
Мы возвращаемся на то же место через час, наверное. И его уже нет. Время цветения закончилось. Остался уродливый засохший конус среди жизнеутверждающей листвы.

О пользе дефлексии

Мой маленький адок не то, чтобы закончился. В нем наступил небольшой перерыв-затишье. Мне сделали в понедельник плановую операцию – ничего страшного, я уже заживаю. И пока я в больнице, я взяла себе моральный отпуск от разверзнувшихся вокруг хлябей неблагополучия.
До пятницы я тут. Я выстроила себе идеальную рутину. Я ем больничную еду. Затем слушаю одну-две главы аудио-книги, прогуливаясь по коридору гинекологического отделения. 87 шагов в одну сторону, 89 в другую. Никак не возьму в толк, как так выходит. 99 шагов, если завернуть в холл – в какую сторону не важно. Ходьба способствует заживлению органов малого таза, книга – нервной системы. На стенах – ботанические иллюстрации. В вазе – живые цветы. Все белое – цвета какао с молоком. Только плед на пододеяльнике насыщенного темно-изумрудного цвета. Потом я сажусь в холле – там удобнее спинка кресла – и смотрю серию сериала. Потом чуть-чуть рассматриваю букет. И снова иду слушать книгу. Так по кругу, пока не принесут еду. Разум становится чистым и спокойным. Высчитываю телом наименее болезненную траекторию движений и покоя. Если слишком долго любоваться на букет, можно случайно задуматься, как там муж в больнице, как там кот дома, как жить ближайшие пару недель. Это пока слишком для меня. На пять дней похождения Геральта, приключения Бэтвуман и 87-99 шагов для меня важнее всего на свете, как и цветочные лепестки.
Самый нелепый и необходимый отпуск в моей жизни.

Из путевых заметок, про Цфат

Цфат. Бело-синий город. Окруженный хвойными лесами. Смотришь на них и думаешь: “Раньше их тут не было. Все эти кедры и сосны. Их колючки под ногами. Всё – результат деятельности человека. Плоды трудов чьих-то рук. Хотя кажется, что стоят они тут вечно. Кстати, куда деваются шишки?”. Continue reading

Позитив посреди недели

Неделя, как неделя. Идет своим чередом. В понедельник открыли осенний сезон игрулек. Играла с мужчинами в Манчкин. Один раз проиграла Лексу, другой – Егору. Утешалась израильскими финиками.
Потихоньку перебираю фотографии из Израиля. И вспоминаю с удовольствием, как путешествовали. Особенно еду.

2019.09.27

Кажется, я попала в рай, потому что тут хумус и фалафель почти в каждой забегаловке. Я их люблю и я их ем, несмотря на мои ограничения, выданные Дашей Кутузовой.
А еще тут гранаты. Огромные плоды висят на деревьях. Некоторые уже лопнули под напором алого семени изнутри и сохнут, подъедаемые муравьями и птицами. Но это не те гранаты, к которым я привыкла.
Сначала я подумала, что мне продали поддельный гранатовый сок. Вместо свеже выжатого – магазинный, с сахаром. Но нет. Тут именно такие гранаты: сладкие, без терпкости, с полупрозрачным алым соком. Как артериальная кровь в противовес привычной темной и густой венозной. Наверное, из таких вино должно получаться без добавления сахара.
Спойлер. И получается. Даже портвейн.

Continue reading

Пять любимых вещей на букву “н”

Очень мне понравился флешмоб в фейсбуке у Кати Лаенко. ” Тебе букву, а ты на нее пишешь 5 слов. Про то что любишь, а не просто так”. Потому что поговорить про любимое всегда приятно. Процесс припоминания наполняет приятными переживаниями, а тут еще и среда, когда я делюсь позитивом…
То есть все гладко и ресурсно выглядело чисто теоретически. Но когда Катя мне выдала букву “н” в голове заиграла “Ностальгия” Хулио Иглесиаса и больше Ничего. В моей голове не было Ничего любимого на “н”. Ничего, в общем, тоже ничего. “Настоящему буддисту никогда нигде ничто”. Но я-то не буддист.

Потом я вспомнила слово “Ноктюрн”. Но как назло, не то чтобы не люблю ноктюрны, но даже вспомнить не могу ни одного. Кроме того, что у Маяковского “А вы ноктюрн сыграть могли бы на флейте водосточных труб?” Я даже стихотворение это не люблю, только эту фразу! “Какой ужас, – думала я. – Неужели я Не люблю Ничего На букву “Н”. НичегошеНьки Нет”. И в мыслях моих все “Н” выделялись заглавными буквами вот прямо так, как я написала.
А потом я вспомнила, что у меня мужской Нос. “Хм, я люблю свой нос!” – обрадовалась я. Я узнала, что он мужской, совсем недавно. Я люблю очки без ушек для носа. Такие, чтобы легко закинуть на лоб, не обдирая волос. И долго не могла подобрать себе ничего, пока не начала примерять мужские очки. Женские ужасно узкие и встают на лице торчком. Хотя, если сравнивать с мужчинами моей семьи, то нос у меня очень даже узкий, относительно прямой и даже аккуратный. А еще я в него нюхаю. И то, что сегодня Burberry London как-то особенно уютно и сливочно на мне звучит, я знаю именно благодаря ему (а еще чуть-чуть благодаря обонятельным луковицам и коре головного мозга и много чему еще, но главное на букву “н”, то есть нос).
“Фуф, хотя бы Нос Нашелся”, – подумала я. И тут же вспомнила про Носки. Я люблю носки. У меня их целый ящик и они туда не влезают. Все разные. Со странными рисунками из аниме и картин любимых художников. И классические капроновые с кружавчиками вместо резинки. Или просто толстые, колючие, шерстяные, которые я ношу вместо тапочек на всяких группах и зимою дома. А еще носки прекрасны тем, что являются воплощенным стремлением к изначальной цельности. Если бы я была Аристофаном и обсуждала вопросы любви за обедом с Сократом и другими учеными мужами , я бы представляла древних андрогинов парой носок, которых закрутило в барабане стиральной сансары, и вот теперь пойди разбери, кто твоя пара, а кто – нет. Особенно если все носки в барабане сансары были черными, мужскими, 42 размер. Любите ли вы разбирать 10 пар черных носок после стирки, как люблю это я? И пять маленьких инсайтов: “Ах, вот же ты! Ну иди к своему любимому”. Это если повезет.
И чем дольше я думала о любимых носках, тем больше во мне было Нежности. Нежность я тоже люблю. И она на “н”. Это то чувство, которое я раньше путала с умилением и иногда даже жалостью. А теперь делаю так много реже. Потому что нежность, это когда при взгляде на что-то или кого-то вдох становится очень глубоким, а выдох – слегка свистящим. В груди что-то отогревается. Язык во рту начинает чуть больше расслабляться, чем обычно, а я начинаю говорить смягчая шипящие и жужжащие звуки. Объект нежности немедленно хочется обнять и крепко-крепко к себе прижать. Но выученная аккуратность останавливает и приходится чувствовать шипящие во рту и что-то теплое в груди.
Настурции – очень нежные цветы. В детстве нам задали что-то вырастить на природоведении. И я растила настурцию. Из семян, похожих на скукоженные горошки. Я посадила их на даче и даже забыла куда и что. А потом вдруг увидела фигурные листья и яркие цветы. Будто они появились за одну ночь. Так, конечно, не было. И настурция долго и невзрачно росла, пока я думала, что ничего не вышло. Лет пять назад Морвиль научила меня, что цветы настурции – классная приправа. По крайнее мере в салат. Ароматная и по вкусу похожая на смесь горчицы и хрена. Поэтому теперь я люблю настурцию не только за потрясающую форму цветов и их яркость, но и за вкус.
А еще на букву “Н” начинается имя моих мамы и папы. Нина и Николай. У нас непростые отношения. Я сильно похожа на них в мелких привычках и сильно отличаюсь во взглядах. А поскольку мы редко обращаем внимание на то, что хмурим лоб одинаково, но больше говорим о жизни и политике – иногда искрит. Или я молчу, чтобы не искрило. Но все равно очень их люблю.
А на фотографии – мой друг Нагвальчик. Он долгое время выполнял на моем алтаре роль Короля Зимы. Что странно, потому что, кажется, он гепард или кто-то вроде этого. Но тут уж каков человек, таков и Нагваль.
В общем, если кому-то нужна буква для любимых вещей от меня и нагвальчика, вы не стесняйтесь, спрашивайте. Только нежно.

Владимирские картинки 7. Про полынь

(продолжаю владимирские записки из тех, что не выложила ещё)
При входе в подъезд апартаментов, где нас поселили – дивная клумба. Лилии множества оттенков и, к счастью, не слишком пахучие. Солнцеликая календула, с пряно-травяным запахом. Бархатцы. Уже кое-где красные георгины, с маленькими и очень правильной формы бутонами. И куча всего, чему не знаю названий. И маленькие белые цветочки, которые по утрам пахнут медом так, что сбивают с ног не хуже меда перебродившего. При этом я рисую сорняк, который добыла где-то на задворках парковки. Нежно называю его про себя полынью. Полынью он не пахнет, но очень уж похожи листья. Они завораживают меня. Напоминают многопалые худые руки с корявыми суставами. А цветы облепляют гроздьями побеги, зеленовато-белые, желтеют, когда подсыхают.
К утру – добывала-то я ее в ночи – на “полыни” обнаружилась толпа мелкой белесо-зеленой мошки, подозрительно похожей на тлю. Маленькая армия стала захватывать мои кисточки, карандаши и краски. Хвала богам, что растения в доме – только нарисованные и кованые. На этом фоне моя полынь демонстрировала буйство жизни.
В общем, злилась я на букашек. И неловко было, что натащила в дом дряни. И обзор загораживали на тонкий стебель. И отвлекали. И заселяли пенал с карандашами и красками. Но мое отношение переменилось, когда парочка обустроилась на карандашом наброске. Я залила его водой, бумага вздыбилась. Но ползали они аккурат по цветочкам и вдоль стебля. Я приняла такое поведение за признание моих изобразительных способностей и решила, что так они мне указывают, где композиция лучше. Перед отъездом с лёгкой нотой печали прощалась со светло-зелеными ребятами. И с малиново-бурыми листьями с серебряной подложкой. Вылитая вода, настроянная на стебле и засохших листьях, стала похожей на чай, а пахла как раз полынью.

Про самую удачную и неудачную покупку на iherb

Раз уж завела вчера разговор про косметику, буду продолжать.
В общем, пришла моя посылка с iherb с самым удачным и не удачным одновременно средством. Румяна Physicians Formula, которые Butter Blush, на моей коже оказались никакими ни румянами, а скорее пудрой. Текстура очень приятная и хорошо ложащаяся на кожу, без всяких неприятных ощущений. При этом слишком мягкий оттенок, а другие еще светлее и мягче. Зато у них совершенно дивный аромат. Вот хоть используй вместо духов. Таинственный карбиский запах.
В прошлогоднем путешествии меня донимали разные ароматы. Будто бы убитое хроническим московским насморком обоняние вернулось и на меня нахлынуло. При этом все фруктовые отдушки мне казались маракуйей, а все ванильное – кокосом. Такая вот маракуйя обонятельного мозга.
И в это самое вернувшееся обоняние упорно впивался запах, который я не встречала нигде раньше. Особенно на пляже. Как сливочное масло, кокос, медовые цветы, ваниль и что-то цитрусовое, но все вместе и ни что в отдельности. Ближе к середине путешествия я нашла источник. Цветы франжипани. Те самые, которые рисуют на гавайских открытках, вывесках спа салонов и почти всех средствах от солнца, что были доступны в ближайшем сельпо. Видимо, поэтому на пляже запах становился настолько сильным. Сами цветы пахли едва заметно. Цвели они высоко, но разок я встретила бутон, упавший в зарослях у дороге и восторженно носился с ним весь день и вечер.

Continue reading