Про самоубийства и аборты

В связи с дискуссией у [info]imja и вот этой петицией, мои соображения. Да, они шокирующие для кого-то и чрезмерно романтичные, возможно, но они такие. Я не стала добавлять в каждое предложение “ИМХО”, но оно там есть.
1. Есть политическое решение, обладающее своей целесообразностью. В разных странах на разных этапах аборты запрещали вовсе или делали их не доступными финансово для большой части населения, но это всегда приводило к росту числа отказников и снижению репродуктивного здоровья женщин (из-за криминальных абортов). Благодаря социальному эксперименту в Румынии, мы знаем о том, что депривация эмоционального контакта с матерью в первые годы жизни приводит к фатальным последствиям, которые, если мама не найдется, через полгода-год полностью компенсировать будет уже невозможно (Cognitive Recovery in Socially Deprived Young Children: The Bucharest Early Intervention Project. Charles A. Nelson III et al. in Science, Vol. 318, pages 1937–1940; December 21, 2007). Пока нет хорошей системы усыновления, когда для каждой женщины, решившей отказаться от ребенка на 2-6 неделе беременности, уже есть пара, которая готова его взять и в период беременности общается с этой женщиной и проходит курсы родительства, отмена бесплатных абортов – это прямая дорога к снижению психологического и неврологического здоровья по популяции. Если важно хоть какое население, пусть нездоровое, но побольше – то ок, государственная политика разумна с точки зрения поставленных целей. Если правители не ведают, что творят, – то это страшно. И, правда, мне очень интересно иногда узнать, в курсе ли те, кто предлагают все эти инициативы, что творят. Читали ли приведенное мною исследование, знают ли о “госпитализме” и пр.? Я не хочу с ними спорить или что-то продвигать – мне просто интересно, как оно на самом деле в голове тех, кто принимает решения.
Странная линия получается: пошлина на развод, которая превышает средний уровень месячного дохода; ограничение доступа детей к информации о сексе в культурном, но неучебном контексте; и отмена бесплатных абортов с потенциальным запретом на них вовсе.

2. Есть решение этическое. И, по-хорошему, в этой теме у каждого, кто вступает в половые отношения, должно быть какое-то решение, потому что, кроме вазэктомии и трубной окклюзии, нет 100% гарантии ни при одном из способов контрацепции. Особая сложность этого решения состоит в том, что хоть этого многие не замечают, но здесь спрятаны две дилеммы.
Первая – про жизнь ребенка. И тогда мы попадаем в область вопросов, когда мы считаем плод человечком. Тут разные религиозные и нерелигиозные конфессии начинают спорить и решать, как и для какого бога правильно, что грех, а что – нет. И часто все превращается в то, что женщина ради какого-то своего интереса (карьеры, выживания или из гордыни и желания дать ребенку больше и лучше, когда у нее оно будет) выбирает – о ужас! – убийство ребенка. И тут женщина выглядит не очень приглядно. Если бы существовал только этот вопрос, вопроса бы уже никакого не было. Но есть вопрос другой:
Кому принадлежит тело женщины и что она имеет/не имеет право с ним делать. Я не знаю, является ли эмбрион человеком и когда в него прилетает душа, но я знаю, что где-то первые 9 месяцев он является частью женского тела. И не может быть никакого закона, который бы человеку запрещал принимать решения относительно своего тела. Если бы в нашем виде вынашивали детей отцы – я была бы за их конечный голос в вопросе сохранения потомства. Если бы наши дети вырастали из икринок, отложенных под стенами Кремля и оплодотворенными молоками наших самцов, я была бы готова обсуждать различные модели с полноправным включением партнера или государства в этот процесс. Но мы не такие. И пока нет возможности пересадить эмбрион мужчине, решившему сохранять ребенка, чтобы все риски, совмещенным с беременностью и последствиями для тела в результате вынашивания, перешли к нему. До этих пор рассматривать эту проблему с точки зрения этики изолированно в рамках жизнь/убийство ребенка не получится. И битвы “стенка” на “стенку” будут продолжаться, до тех пор, пока сообщество не решит доверить право выбора целиком и бесповоротно владельцу тела, в котором 9 месяцев плод растет.
Можно было бы утверждать, что я тут излагаю сугубо феминистическую позицию, если бы дело было только в женщинах. И тут, мне кажется, интересным другой процесс. Ведь параллельно есть дилемма другого рода: про самоубийство и делегирование самоубийства. Ведь по сути вопрос очень прост: готовы ли мы доверить человеку право обращаться с жизнью целиком и полностью самостоятельно. То есть человечество уже доросло до идеи о ценности жизни, но не настолько, чтобы полностью передать право ею распоряжаться в руки отдельно взятого человека. Поэтому во многих культурах самоубийство табуировано или является грехом по умолчанию. В том числе поэтому нам сложно допустить идею об эвтаназии. Никто не приходит в ужас от мысли, что кто-то утилизирует по моей воле мою посудомойку на любом этапе ее жизни, поправ мое право собственности. А если кто-то по моей воле утилизирует мое тело – ужас! вдруг он попрет мое право на жизнь и свою чистоту души! Выходит, что и мужское тело до конца человеку не принадлежит.
Мое решение тут и простое, и сложное одновременно. Я верю в то, что каждый творит свою судьбу своими выборами. Ценность этического выбора на этом пути тем выше, чем больше я опираюсь на чутье своей души. И если я выбираю сохранить жизнь плода, рискнуть состоянием своего тела во имя чего-то ценного или желанного, – супер. Если я выбираю не сохранять эту жизнь, не рискуя своим телом во имя чего-то другого ценного и желанного, – супер. От этого у меня приростает карма того или иного качества. Или в других терминах: я выбираю грех или благодать. Но вот если я не совершаю этого выбора, потому что мне его не дали, с моей кармой вообще ничего не происходит, так как выбора я не совершаю. До тех пор, пока мое тело и душа мне не принадлежат, я не могу их вверить никакому богу. Ну или могу, но моей заслуги в этом мало. С этой точки зрения для меня предлагаемая инициатива вдвойне вредна этически:
1. Лишает женщину права распоряжаться своим телом в полной мере.
2. Лишает этической ценности пиковый момент выбора в жизни женщины и сочувствующих.

  • И что вы сделали, чтобы с этим побороться?

    Начали собирать подписи против закона? Перевели денег тем, кто уже этим занимается? Подали заявку на митинг против?

    Может, хотя бы своему депутату или сенатору написали? Вы, кстати, знаете, кто он?

  • Как и указано в посте, подписала петицию. Привлекла к подписанию петиции 43 человека. Может быть, больше – это только по прямым ссылкам.
    Как разгребусь с лечением близких, переведу деньги тем, кто этим занимается.
    А также в меру своих сил в рамках проф. деятельности стараюсь развивать у своих подопечных разумное и критическое отношение к подобным инициативам в отношении своих и чужих прав.