Tag Archives: любимое старьё

Ищу сандалии

Кажется, уже традиционная понедельничная рубрика с вопросом залу.
В общем, то, чего я так долго опасалась, случилось. Мои сандалии eccо, которые служили мне верой и правдой во множестве путешествий и даже приключений 12+ лет, истерлись подошвой. Это их последняя фотография. Так и оставила их на балконе арабской сказки тунисского отеля. Я отгоревала свое и готова к новым отношениям. Но все оказалось непросто – 10 лет шлепковой моногамии меня испортили.
Оказалось, что мне важно в шлепанцах следующее:
1. возможность регулировать их объем минимум в трех местах – над пальцами, на подъеме и у пятки;
2. не слишком спортивный внешний вид, а лучше даже больше повседневный или с элементами эльфийской магии растительного декора;
3. проветриваемость, которую дает хорошая кожа или современные материалы, которые “дышат” (вы не поверите, но у меня есть шлепанцы, в которых ноги… потеют чрезвычайно);
4. чтобы к концу первой недели нОски не воняли ничем, кроме моих ног (и моими ногами тоже не воняли, см. п. 3);
5. широкие ремешки;
6. чтобы не скользили.
Такие вообще существуют? Буду рада рекомендациям конкретных моделей.

Ностальгии пост

Пока я пишу работы по третьей ступени МГИ, снова и снова возвращаюсь к вопросу, как так вышло, что я стала именно психологом. Общаясь с коллегами, обсуждая работу с супервизантами, выдерживая атаку недовольных клиентов, я слышу их сомнения. Работает ли немедикаментозная психотерапия? А если и работает, то стоит ли посвящать время этому занятию? Является ли психология наукой? А если является, то стоит ли…?
А я не сомневаюсь. Я умею сомневаться. Я сомневаюсь постоянно и во многом. Практически в каждой своей мысли и действии, иногда мучительно долго и впадаю от этого в бездействие. Сомневаюсь в своем мировоззрении. Постоянно ставлю под вопрос ценности и смыслы. Но в психологии и разговорной психотерапии я не сомневаюсь. Будто бы это настолько часть меня, что нелепо сомневаться.
Раньше это я связывала отсутствие сомнений с ужасом при мысли о том, чем бы мне еще заняться. Но, когда я думаю о том, кем еще и насколько успешно работала, я понимаю, что не пропаду и ужас проходит. А уверенность остается.
А тут я навещала родителей и поняла себя чуть лучше. На фото магнитола из 90ых. В ней есть радио, штука для проигрывания кассет и даже для записи. Мощная вещь для своих времен. Ужасно неэкономная! Чтобы она поиграла пару часов без сети, нужно было 5 батареек-бочонков. Но к счастью, она играла от сети. Стояла передо мной, когда я делала уроки, вела дневник, занималась какими-то детскими делами. Красная, с серебристыми кнопочками. С контринтуитивными китайскими обозначениями плея и реверса. Когда-то на передней дверке еще была наклейка с красивой желтой и розовой полосой. Иногда в том, старом виде, эта магнитола мне снится. Когда мне становится одиноково и кажется, что в мире никого не осталось. Пока музыка играет, пока звучит чей-то голос, я уверена, что я не одна и я существую. Такое вот лекарство от сепарационной тревоги. У меня есть надежда на контакт и встречу. И этим мне нравится гештальт-терапия. При неминуемости экзистенциальной данности одиночества, она позволяет встретиться. На мгновение. Почувствовать кончиками пальцев теплую кожу другого, как границу: здесь мое одиночество, а там – твое. И если существует там, то я не одна и ты не один. Разве можно сомневаться, в том что я буду этим заниматься так или иначе? Даже если практика остановится, если я совсем уйду из науки и преподавания, прикосновение – форма человеческой жизни.
В общем, этот трогательный кусок в зачетную работу не войдет, а то она и так дюже здоровая. Пусть будет тут. И фото магнитолы. Я забрала ее себе, благо ретро и красный цвет – ну очень нужно моей кухне :D В последнем посте инстаграма есть еще и видео – она до сих пор играет. Правда, на кассете уже звук плывет.

Continue reading

Любимое старье

Впереди уже маячит новое путешествие, а я все еще разбираю фотографии и путевые заметки с предыдущего. Оно мне кажется совершенно фантастическим, хочется то хвастаться, то переосмыслять всю жизнь через этот карибский опыт. Хвастаться прошедшим нелепо, а осмысляю в одиночестве потихоньку. Это едино про всю мою жизнь: я успеваю генерить опыт быстрее, чем усваивать. Метафору мне подкидывает мой старенький компьютер с системным блоком в виде улитки. В моей голове на бешеной скорости носятся мысли, они оформляются в слова, которые пальцы быстро выстукивают на клавиатуре, в то время как зависший курсор недвижно стоит на пустом листе вордпрессовой записи, а потом, как ужаленный, летит вперед, выдавая все, что успело в него попасть из-под пальцев. И там уже не разберешь, где опечатка, где компьютерный сбой.
Ну я не о том, а о давно отложенном посте. С фотографией в любимой вещи на фоне кактусов и Иисуса, поросшего мхом (про него отдельно напишу – он классный!). Continue reading

История двух кружек, хотя на самом деле – четырех

Это коробка из-под пары кружек. Такие в свое время продавались в Красном кубе. Очень нравились мне по форме и цветом подходили к кухне драконьего логова. Поскольку кружки в те времена быстро и легко бились, я несколько раз покупала такие пары. Сколько именно раз, не помню. Коробок таких у меня две.
Так вот. В каждой коробке было по две кружки. Одна с надписью “well… you can either agree with me or be wrong!” (“ну ты можешь со мной согласиться или остаться неправым/ой”), вторая – с надписью “middle age is when you finally get your head together and your body starts falling apart!” (“средний возраст – это когда ты наконец-то подружился с головой, зато тело потихоньку отваливается”) . Угадайте, какие живы? “Ну ты можешь со мной согласиться или остаться неправым”. И я подозреваю, что это что-то говорит обо мне, моей “неуверенности в себе” и отношении к возрасту.