Tag Archives: slice of life

Позитив посреди недели 2020-32, спортивный

Кто отжался сегодня 98 раз, тот я. Никогда я не была так близка к сотне, как сегодня. До уверенного результата еще пахать и пахать. Чтобы в один подход нужна будет не только сила, но еще усидчивость. 100 раз подряд повторять одно и то же движение – это явно не то, для чего я рождена. Даже если помнить о принципе Бернштейна о “повторении без повторений”.
Удивительно, что к 39 мне наконец-то стали даваться регулярные рутины. Можно считать, что лобные доли, наконец, созрели. Жаль, что остальной мозг уже давно начал стареть.
С таким темпом развития коронавируса, чую, что осень у меня тоже будет без пробежек, поэтому пришло время задуматься о беговой дорожке. Поэтому принимаю советы, кто какие знает и кому какая заходит. Мне хочется, чтобы компактная и ее можно было куда-нибудь задвинуть или поставить, потому что места у нас не так уж много.
Физкульт-привет!

Позитив посреди недели 2020-28

Шестой день отпуска в самоизолияции. Полет нормальный. Правда, муж утверждает, что мой отпуск ничем не отличается от остального времени, но это не так. Совсем не так. С начала отпуска я… Continue reading

Про шарфик


Все начало прошлой недели я успешно для самой себя прикидывалась умирающей. У меня то пропадало, то обострялось обоняние, силы все куда-то подевались. Про мотивацию что-либо делать вежливо молчу. Потом еще голова начала болеть. И я уже думала сдаваться то ли в ковидочную, то ли психиатру. Пока не задумалась про то, что как-то холодно. В общем, путем надевания термобелья, кроссовок и шарфа все недуги излечились за пару часов. И через пару дней вернулись силы. А вообще, это способ поблагодарить всех, кто слал подарки ко дню рождения. Худи, шарфик, носочки и даже тени для век, которые не видно, все урожай 39илетия. Греюсь.

После выписки из больницы – рутина выздоровления развалилась. Старая дома не восстанавливается. Поэтому я постоянно что-то упускаю. Например, регулярные посты с позитивом.
Сейчас позитив очень простой. Элементарный. Если не доглядеть, рассыпается на песчинки. И грозит исчезнуть с и без того редким снегом. Приходится замечать.
В общем, хорошо наблюдать, как постепенно зарастают швы. Прислушиваться к телу и обнаруживать в нем внезапные движение и желания. Не обнаруживать – еще лучше. Хорошо двигаться и не двигаться.
Хорошо обнаружить, что кот сходил в туалет не жидко хотя бы сегодня. У меня есть внутренний календарик, в котором я зачеркиваю дни до момента, когда его можно будет взять на ручки и таскать в обнимку по квартире. Тогда и до ветеринара с ним доберусь. Тот же календарик, кстати, тикает до пробежки. Моя задача дотянуть до разрешения нормально двигаться, не впав в депрессию по дороге.
Хорошо, когда при эвакуации из ТЦ добрый охранник помогает опираться, заметив что мне тяжело даются лесенки. И хорошо, что находится тут же другой ТЦ . Лучше прежнего. С тем же Леонардо и вкусной индийской едой. И ужасно вульгарным блеском для губ – все равно куплю и буду носить в театр.
Хорошо обнаружить, что новые купленные перчатки умеют по сенсорному экрану. Хотя я их в этом не подозревала. Тыкать пальцами в перчатках в экран, благоухая Miss Dior Rose N’Roses, – вовсе хорошо. Будто зима отступает.
Хорошо, садясь в такси услышать любимую мелодию. И нелепо, когда таксист вдруг говорит: “Простите, сейчас выключу”. “Зачем же? это одна из лучших вещей, что со мной случились сегодня!”
Хорошо, если метель отступила, когда я бреду сквозь лес от МЦК. Но не полностью, потому что танцующий снег это красиво. А за ним в лесу прячутся белки. И даже если аудио-книга внезапно закончилась, можно снять наушники и слушать птиц.
Хорошо, что когда тугой на мозг автомат кофе на платформе успевает выдать американо аккурат перед отправление поезда.
Хорошо плакать не за себя, а за Йенифер с Геральтом и за Рейчел с Россом. И удивляться себе, что можно вот из-за таких пустяков переживать. И хорошо плакать в друзей, которые спрашивают, как дела. “Ты правда хочешь знать? Или из вежливости?” “Правда”. “Тогда я буду плакать”.
Хорошо усыпать носом в книжку. И просыпаться без будильника, но отчего-то вовремя.
И самое неловкое… хорошо встречать заметки о смертях и отвечать уколу печали: “Спасибо, что никто из нас троих. Прорвемся”.
Хорошо жить!
А еще барсуки. Это, видимо, к Rose N’Roses иллюстрация.
Художница – Kim Ferreira Marino (@impossible_things_b4_breakfast)

Кажется, я обидела козла Френка своими постоянными уточнениями категорий. Он больше не комментирует мои посты в ЖЖ. А значит, почти никто меня не комментирует. Потеряла самого преданного своего читателя. Возможно, его даже вовсе отключили. Интересно, равняется ли это смерти в мире интернет ботов?
Кстати, кто-нибудь знает надежный способ менять присвоенные категории, а то Френк изрядно налажал.

В очередной раз дожила до своих постов на будущее. С каждым разом мои амбиции возрастают. Думаю отправить их теперь в 2030, а раньше решалась только на 5 лет. Забавно наблюдать, как нереалистично меняется уровень притязаний. Субъективная вероятность дожития еще 10 лет увеличивается, а измеренная по популяции – сокращается. Хотя нет. Продолжительность жизни-то все-таки прирастает потихоньку.

Кажется, я пересмотрела на праздниках “Детства Шелдона”. Пойду-ка лучше работать.

Новости дома разбитой посуды

В моем доме в последнее время подозрительно часто бьется посуда. То неосторожным движением я смахнула из шкафа стопку в 6 китайских пиал цвета неба с летящими в нем золотыми драконами. Вдребезги. Часть черепков покоятся теперь у корней домашнего кумквата, потому что так красиво – синее в желтом, а остальные покинули наш дом навсегда. Осталось две пиалы. И я думаю, это хороший знак. Икеевский заварочный чайник, пара тарелок не без помощи кота, одна кружка… Прощаюсь с ними со всеми на первый взгляд легко. Но кто-то внутри шепчет утешая непрожитую боль: “Вот теперь должно быть счастье, много счастья”. И счастье приходит в ночной прогулке по ВДНХ с ее обновленными фонтанами. С концертом Optimystica Orchestra / 8 женщин . Ничего не знала до этого об Optimystica Orchestra – пришла послушать Веру Полозкову, – а они прекрасны. Вера, кстати, не очень. Ну да ладно.
Счастье в получившемся дресскроссинге. Дресскроссинг умер, да здравствует дресскроссинг – будет второй 10 августа. И готовя к нему шкафы, я нашла потрясающее платье все в маленьких осьминожках. Как и когда оно у меня завелось, даже Боги не знают. Если только Ктулху, но он дрыхнет до следующей поездки и молчит.
Счастье – во втором джазовом концерте за неделю. На этот раз играли музыку Queen. Невозможно QUEEN сделать лучше, в итоге получается хуже. Но я сидела в пуфе в Аптекарском огороде, слушала музыку, обнималась с любимым и любовалась закатом. А потом ела в ресторанчике жареные лисички с тархуном. Что может быть лучше?
И внезапный Каркассон на чужом дне рождения – тоже счастье.
Да и работается особенно легко на этой неделе. Как-то на мой взгляд удачно.
Вдруг делаю дела, которые никак не справлялись. Брюки отправлены на подшивку, очки – в переделку, банковские встречи внесены в календарь.
И я, наконец, самозанялась – надо ж было мусолить эту тему 8 лет. Пока сплошное облегчение от соответствия. Насколько же лучше самому себя занимать, чем вечно что-то предпринимать. Жду теперь черта с ведром гвоздей.
Ну и Ламмас внезапно. Встречаю вареной кукурузой, черникой и шоколадными розами. Не из шоколада, а сорт такой.
Такое вот настроение в середине недели.

Купила себе новые мега удобные и красивые беговые кроссовки на любую погоду. Решила выкидывать старые, у которых местами пятка просела в подошве. Смотрю – выглядят вроде ничего. Думаю: “Отнесу, в бермудский треугольник на первом этаже – кому-нибудь сгодятся”. А потом понеслось: “Но такие хорошие шнурочки – мне в кеды подойдут. Может оставить себе хотя бы шнурочки? И вообще, как они там будут стоять в подъезде, без меня, одни? А как я тут буду бегать без них?”. В итоге устроила кроссовкам прощальную пробежку и подозреваю, что не последнюю. Потому что они такие милые и нас столько всего связывает. 8 лет и только богам ведомо сколько километров, наверняка, сверх их пробежной нормы. А вы говорите: почему не уходят из плохих отношений. Ха!
Не будьте, как я. Не привязывайтесь к вещам. Хотя к чему, если не к этим кроссовкам?

P.S. теперь вы все знаете про мой тип привязанности и можете это использовать против меня. Наверное. Как-нибудь.

Когда получаются такие дни, как вчера, приходит переживание, что я живу ту жизнь, которую хочу.
Когда день начинается с чашечки кофе с дочерью подруги, которая приехала забрать украшений. А заодно удалось пристроить кофту, с которой я намаялась в гардеробе: прекрасна же, но не моя.
Супервизия индивидуальная в последнее время подбирается к ключевым личностным и мировоззренческим местам. Опасно и захватывающе интересно.
Ловила курьеров с подарками июльским друзьям. А заодно получила, наконец, свои исландские саги. Ozon, прекрати уже клеить свои наклейки на супер-обложки букинистических книг! Невозможно же продукт портите!
Исследовала свой район заново. Где что закрылось, где открылось. Обнаружила новую Биллу и новый Лэтуаль у метро. Накупила милых зверушек.
Отнесла залежавшиеся за занавесями картины в багетную мастерскую. Все пошло не так, конечно. И заказать вот ровно то, что “делали у вас два года назад” – не вышло. Вся эта мода, которая даже на картинные рамы распространяется, ужасно утомляет. Зато придумала новый концепт и пришла в гости вовремя.
И дивный парфюмерный вечер. Чай с легким привкусом крови. Британская и не только парфюмерия. Приятно хрюкающий мопс. И кошачья пушистость. Tilda Swinton Like This – прекрасный антидепрессант посреди прохладного дождливого лета. Желание жить, творить и любить будит как родник под сердцем. В результате, правда, распух вишлист.
Сегодня с утра проснулась носом в запястье, а там все еще Tudor Rose & Amber. Я бы предпочла проснуться в Sacred Earth или White Rose, но тут уж, что пристало. Во всех смыслах этого слова.

Четыре гвоздики

То, что даётся мне в рисунке растений лучше всего – это устанавливать отношения. Я волновалась, как же буду доделывать дома кустик гвоздики, из которого выбрала несколько цветов для иллюстрации. Как я их потом узнаю? Но в реальности с этим не было проблемы. Я узнала их как старых друзей в окружении семейства. Вроде все похожи между собой, но не настолько чтобы перепутать. И те четыре, которых я рисовала отдельно, перекочевали в декоративную композицию “а что если без деталей – чистое впечатление от кустика целиком”.
От этого мне сложно работать с формой. В отношения я включаюсь телесно, тактильно, движением. Я ищу прикосновение к растению такое,которое выразило бы все мое отношение и его суть, а потом пытаюсь передать это на листе бумаги. Там так не работает. Нужно перекодировать телесность в зрительное восприятие с его диктатом перспективы, света-тени, цветов. Лепесток который я бы гладила от сердцевины до кончика, в плоскости рисунка может занимать совсем мало пространства – совершая свое поглаживание, я смотрю прямо на него. А чтобы заглянуть в сердцевину, нужно привстать. Воображаемый зритель не может привстать. Он будет смотреть на рисунок с плюс минус моей точки воззрения, едва меняя положение относительно листа, даже если привстанет. Для заполнения этого маленького кусочка пространства лепестка потребуется совсем другое движение, возможно, совсем не гладкое, а колкое. А колючки и пушинки чертополоха наоборот придется проглаживать. А в движениях этих, сугубо для рисунка, будет гораздо больше меня: технически или просто меня, без какой бы то ни было романтики.
Хорошо, что сейчас я хотя бы замечаю, откуда берутся все линии в моей голове. Раньше я совсем не понимала и думала, что у меня какое-то расстройство восприятия и из-за этого я совершенно не создана, чтобы рисовать.
При этом отбросить контактность совсем не выйдет. В ней же моя сильная сторона. Руками я много мудрее, чем глазами. В воскресенье рисовала чертоплох. Он, правда, в последствии оказался васильком, дома распрямил стебли, околючился, а теперь и вовсе выбросил семена в мой монитор. В этом чертополохе-васильке я вовсе не подозревала спиральности и округлости подсохших лепестков, пока не взглянула на собственный рисунок. И вот оно – то сложное впечатление, которое захватывает, когда я смотрю в его сердце.
Отбросить ее не выйдет еще и потому, что тогда занятие потеряет для меня смысл. После двух недель рисунка, думания о рисунке и восприятия мира под этим углом, я очень ясно вижу, как проявляется в нем моя жажда быть свидетелем жизни и сохранять ее для себя и других, отодвигая границу смерти. Помнить можно только впустив в себя. Этим же для меня отличается долгосрочная терапия от краткосрочной. При длительном контакте невозможно избежать этого запечатления и отражения другого во мне и меня в другом, которое происходит, какого бы направления не придерживался психотерапевт. Рисунок растений подводит к глубокой краткосрочной работе. Полевой цветок необратимо изменится с большой вероятностью до того, как рисунок будет завершен. И на листе останется отпечаток моей памяти. Тень всполоха нашего контакта. Continue reading

Утро с ароматом кофе

Куда-то запропастился мой ковшик с веточками сирени, который спасал семью от переохлаждения в судные дни. Поэтому мылась я сегодня при помощи тазика и джезвы. Утро с ароматом кофе и крапивной мочалки.
И вам хорошего дня.