Tag Archives: эмоции: стыд

74/33 футболки. Поэзия, феминизм, Владимир (Владимирские картинки 7)

Неуместность – моя суперспособность, наверное. Мне бы костюм супергеройский какой-нибудь. С буквами НЕУМ на попе, обтянутой лосинами. Хотя вру. Костюм есть и геройские повадки.
Московские привычки делают меня стремительной, а воспитание – скованной. Когда я вхожу во владимирское кафе “Слова”, я уже знаю, что тут хороший кофе. Я планировала нести его в левой руке по местным холмам, чтобы успеть выехать с парковки у дома до 21.00 и ещё собрать вещи. На одном плече у меня авоська со свеклой и керамикой. Керамика внутри, а свекла – нарисованная снаружи. За мной Егор с внушительно шуршащим пакетом музея-магазина советских сладостей. И мы уже прошли полпути к стойке для заказа, когда стало ясно – вокруг поэтический вечер. Ужасно неловко. Все места заняты, а мужчина болезненно декламирует стихи, окрашенные любовью к русской и не только поэзии и склонностью к малой психиатрии. Поэта снимают то на фото, то на видео. А тут я с авоськой и в футболке we should all be feminists. Хвала богам, никто не принимает ее за стейтмент. Так что в историю поэзии города Владимира мы войдем как те самые любители кофе и шуршащих пакетов, наверное. Или я все преувеличиваю, заразившись пафосом и тленом. И никуда мы не вошли, кроме кафе “Слова”. А кофе, правда, хороший.

“Погребенный великан” Кадзуо Исигуро

Может быть, Господу так стыдно за нас из-за того, что мы сотворили, что он сам хочет об этом забыть. И, как сказал Айвору тот чужестранец, если не помнит Господь, неудивительно, что и мы не помним.

Книжка Кадзуо Исигуро “Погребенный великан” оказалась у меня совершенно случайно. В прошлогоднем январском путешествии я прочитала все, что взяла с собой на две недели, а Егор как раз дочитал великана. По мере чтения он делился со мною впечатлениями и мне было интересно, как книга подействует на меня. На меня она подействовала так, что я дочитала ее год спустя. И почти не бралась за художественную литературу в промежутках, чтобы не “замылить впечатление”. Где только она ни побывала за это время. Чуть было не утопла в океане, а после этого пропиталась соленой водой полотенец. Чуть было не выпала из открытой сумки на одном из пикников. В ней самоубилась одна дрозофила. И все это время книга надежно выполняла функцию снотворного. Все это отразилось на ее внешнем видео в фотографии последней страницы.
Дело в том, что один из ключевых персонажей книги, который вроде бы персонажем не является, но определяет все, является хмарь. Особое похожее на беспамятство состояние сознания, навеваемое жителям средневековой Британии дыханием драконихи Кверриг. Стиль повествования (или может быть перевода?) отлично навевает самое хмарное состояние. И вечно не понятно, то ли пытаться уследить за сюжетом, то ли за изменением ума в процессе чтения.
Главные герои книги – старики Аксель и Беатриса – отправляются в небольшое путешествие, чтобы навестить сына. Но хмарь вечно уводит их от воспоминаний друг о друге, о сыне и о цели пути. Вокруг них случаются захватывающие приключения, но и они исчезают в тумане хмари и старческой усталости. Пока старики беседуют на около философские и частично пасторальные темы, обращаясь друг к другу не иначе как “принцесса” и “мой милый Ансельм”, их попутчики Гавейн и Вистан пытаются то ли убить дракониху, то ли нет, пока, наконец, не выяснится удивительная правда о заговоре давно минувших дней. Поскольку она выяснится в последних главах и может оказаться удивительной даже для любителей заковыристых детективов, я не буду портить интерес. Но предупрежу о хмари.
Хмарь – дивная метафора с психологической точки зрения. Благодаря тому, что люди не помнят ни доброго, ни плохого и вечно не успевают договорить прежде, чем забудут, хмарь поддерживает слияние с его пасторальностью, псевдонежностью и даже некоторым уютом. Некоторым, потому что вечно подспудно что-то тревожит и оно ускользает. Так ускользает глава за главой суть путешествия стариков и то, что происходящее – классический средневековый Dance Macabre. И только когда хмарь начинает рассеиваться, автор почти напрямую пишет: “Кому-то воздвигнут прекрасный памятник, который поможет живущим помнить причинённое ему зло. Кому-то достанется грубый деревянный крест или раскрашенный камень, а кому-то суждено затеряться во мраке времён. Так или иначе, все люди – участники древней процессии…“.
Мне очень понравилось рассуждение про стыд бога, которое я вынесла в эпиграф. Стыд перед богом – проекция собственного стыда, когда персонелити не в состоянии интегрировать мои собственные жизненно важные выборы. Стыд и забывчивость соположены, хотя и не следуют друг из друга как причина и следствие. Развитие отношений Акселя и Беатрисы оказываются дивной метафорой самой что ни на есть встречи. Ведь быть вместе в посмертии смогут только те, кто выбирают друг друга, не забывая деталей и не отрицая различий.
В общем, красиво, с неожиданной разгадкой, при том слишком эмоционально грузно для фэнтези и не достаточно изящно для будущей классики. Если вам хочется попутешествовать по конфлюентным долинам и диссоциативным холмам в компании ну очень вежливых и стыдливых спутников chasing the dragon – you’re wellcome!

Все последние страницы в одном альбоме

CRAZY HAIRED. Люди

Если бы ни моя любовь к цветным волосам, я бы наверное и не читала весь этот кошмар. Проект афиши, в котором женщины очень разной комплекции рассказывают, как именно их стыдили за… да фиг его знает, за что. Думала написать “неформатность”, но потом подумала, что дело ж не в признаке. Меня умудрялись знакомые и незнакомые люди постыдить за все, что угодно: от ума до глуопсти, от худобы до толстоты, от жестокости до изнеженности. В общем, будь ты хоть худой, хоть толстой, хоть какой, найдётся кто-нибудь, кто скажет гадость. Тут ведь как… в ближайшем обозримом будущем люди как стыдили друг друга, так и продолжат. Жаль, конечно. Но, кажется, проще научиться ставить их на место, чем исправить мир к лучшему в глобальном смысле.
Ну а благодаря проекту афиши, я увидела двух очень красивых девочек с цветными волосами. Я специально не буду приводить их тексты тут, чтобы можно было просто любоваться. А если вам станет интересно, как именно можно поиздеваться над такими девочками, сходите по ссылке https://daily.afisha.ru/relationship/3395-kobyla-zhirnaya-glista-devushki-rasskazyvayut-o-tom-kak-ih-stydyat-za-vneshnost/ Continue reading

Снова об обществе потребления, на этот раз позитивное

На днях в беседе с друзьями поднялась тема про немытую посуду. Я лишний раз подумала, что посудомоечная машина – одно из величайших изобретений человечества. Далее следует ода посудомоечной машине. Continue reading