Tag Archives: города: Владимир

Владимирские картинки 7. Про полынь

(продолжаю владимирские записки из тех, что не выложила ещё)
При входе в подъезд апартаментов, где нас поселили – дивная клумба. Лилии множества оттенков и, к счастью, не слишком пахучие. Солнцеликая календула, с пряно-травяным запахом. Бархатцы. Уже кое-где красные георгины, с маленькими и очень правильной формы бутонами. И куча всего, чему не знаю названий. И маленькие белые цветочки, которые по утрам пахнут медом так, что сбивают с ног не хуже меда перебродившего. При этом я рисую сорняк, который добыла где-то на задворках парковки. Нежно называю его про себя полынью. Полынью он не пахнет, но очень уж похожи листья. Они завораживают меня. Напоминают многопалые худые руки с корявыми суставами. А цветы облепляют гроздьями побеги, зеленовато-белые, желтеют, когда подсыхают.
К утру – добывала-то я ее в ночи – на “полыни” обнаружилась толпа мелкой белесо-зеленой мошки, подозрительно похожей на тлю. Маленькая армия стала захватывать мои кисточки, карандаши и краски. Хвала богам, что растения в доме – только нарисованные и кованые. На этом фоне моя полынь демонстрировала буйство жизни.
В общем, злилась я на букашек. И неловко было, что натащила в дом дряни. И обзор загораживали на тонкий стебель. И отвлекали. И заселяли пенал с карандашами и красками. Но мое отношение переменилось, когда парочка обустроилась на карандашом наброске. Я залила его водой, бумага вздыбилась. Но ползали они аккурат по цветочкам и вдоль стебля. Я приняла такое поведение за признание моих изобразительных способностей и решила, что так они мне указывают, где композиция лучше. Перед отъездом с лёгкой нотой печали прощалась со светло-зелеными ребятами. И с малиново-бурыми листьями с серебряной подложкой. Вылитая вода, настроянная на стебле и засохших листьях, стала похожей на чай, а пахла как раз полынью.

75/33 футболки. владимирский полоски in the early morning

Один из неожиданных бонусов истории про 33 футболки – я стала замечать, что не все футболки одинаково меня радуют. А вот такой крой на два боковых шва радует почти всегда. Наверное, у него есть какое-то название, которого я не знаю. Так что, если знаете – подскажите.
Эта футболка – очередное сокровище владимирского “Столичного гардероба”. Подозреваю, что в ней нет ни единого натурального волокна. Иначе с чего бы ей не мяться и создавать прохладное ощущение на теле, как бывает от стекла. Ну и полосочки любимых цветов – куда без них. Если надеть под синий полосатый комбинезон с продольной полоской, окончательно взрывает мозг у зрителей. Ну или с джинсами-бойфрендами – тогда мозг сохраннее. Еще она достаточно длинная, чтобы не заморачиваться на кардиган и прочие жакеты.
Со своей стеклянной прохладой она будто нарочно создана для Early Morning Брокара. С его взрывом холодного ассама с лимоном и бергамотом. Когда в сердце притаилась садовая роза, с капельками росы, как и положено утром. Я по-прежнему отношу себя к партии “idontdomornings”. А эта свежесть – исключение. Порция бодрости, которая одним впечатлением так классно утоляет жажду, что можно забыть попить реального чая. Будьте осторожны.

Владимирские картинки-5. Ной

Рядом с домом, приютившим нас, – кафе “Ной”. Сложно придумать более богатое ассоциациями название. Оно прямо-таки разговаривает со всеми, кто проходит мимо. Кому-то коньяк, а мне – библейские мотивы. “Всякой твари по паре”, – думаю я. И ветерок вежливо подкидывает запах горелого мяса. Интересно, был ли у Ноя запас еды с собой до конца потопа или в итоге некоторых пар не досчитались? Пожрали драконов, единорогов или зайцелопов? Хороший шашлык вышел.
Или вот идешь смурной мимо. Читаешь “Ной” как глагол. Воображение подрисовывает восклицательный знак. И невозможно уже этому противиться. Идешь и ноешь: ноги устали, спина болит, зима близко, а смерть – за левым плечом. И тут ветерок вежливо подкидывает запах горелой плоти.
На самом деле за левым плечом у меня муж. Подкрадывается и сообщает:
“Так и хочется приписать букву “г”, правда?”.
-Только какого-нибудь “г” нам и не хватало! лучше читай, как глагол.
-И, правда! Ой спина болит, по котику соскучился, помирать скоро.
Приятно, когда что-то особенно хорошо удается. Например, ныть и разговаривать с вывесками кафе.

Владимирские картинки-4: Урожай

Во Владимире второе воскресенье июля – вишневый спас. Скорее всего, праздник сугубо выдуманный и новодельный. Но мне это не важно, потому что слишком люблю праздники урожая – с радостью, надеждой на будущее и сытым спокойствием.
Год, видимо, урожайный. То тут, то там под ногами можно встретить рябиновые грозди – то ли дети балуются, то ли птицы разбазаривают. Яблони стоят с отяжелевшими ветвям – вот-вот подломятся. Кое-где уже розовеют бока молодых яблочек. Вишня где-то вызрела уже, но рядом с домом – как елочными украшениями увешана блестящими зелёными ягодами. При взгляде на облепихи становится ясно, почему они так называются. Опьяневшие шмели летают с лапками желтыми по пояс.
Для праздника было бы уже достаточно восхищения перед силами природы и удивления богатству ароматов, но ещё был городской фестиваль. Чуть-чуть хендмейда, чуть-чуть странной и не очень еды, много ягод, грибов и всяких развлечений: то вишенки валять из шерсти, то танцевать хороводы, то упражняться в выдувания стекла. Горячая кукуруза, сахарная вата, яблоки в карамели и стаканчики ягод. Наверное, стандартный набор городского праздника, но я так надёжно избегаю толп, что редко разделяю радость народа. А тут было хорошо, в основном, потому что было не слишком много людей.
Впервые за мои визиты во Владимир побывала в Патриарших садах. Они оказались очень хороши. Несколько ярусов растений и садовых украшений. Живописные лесенки и тропинки. Каждая терраса образует свою смотровую площадку на город и окрестности. Разнообразная растительность, от очень утилитарных картошки, базилика, кабачков и смородины, до декоративных суккулентов, роз, гортензий, флоксов и колокольчиков. Кое-где есть таблички, но в целом их очень не хватает. Особенно в оранжерее, где столько всего интересного и ни одного названия. Continue reading

Владимирские картинки – 3: Кусочек Ирландии в дождливом Владимирие

Хорошей идеей оказалось читать Миллигэна в Полли, плохой идеей – дочитывать его. Прямо хоть начинай сначала. Кто все эти люди – Полли и Миллигэн?

Полли – ресторанчик во Владимире. Кажется, у нас становится традицией гастротуризм во Владимир. Потому что здесь [info]lugoveka И она знает столько хороших мест, сколько мы в Москве не знаем, да и не ходим мы в Москве по ресторанам.
Так вот, Полли. Шеф здесь – розовощекий ирландец весь в татухах. Как ни странно, работая в зале, он выглядит на своем месте среди минималистичного интерьера, белого на белом, геометрических светильников и фитокомпозиций. Блюда – все самые странные сочетания привычных вещей, которые вы не можете себе представить. Баклажаны с мятой, гранатом и чесночным чипсами, треска под соусом из сливочного масла с топпингом из свежих огурчиков и красной икры, филе миньон с луковым пюре. Последнее пока не пробовала, но непременно попробую пюре.
Здесь вы не найдете красивой керамической посуды, сложной сервировки стола и вообще излишеств. Графитового цвета салфетки, белые тарелки, простые, как сама сталь, приборы. Масло с травами подадут к хлебу на простом деревянном ноже. Все это – аскетичный фон, делающий еду более яркой и резкой. Что-то такое они здесь умеют делать с текстурой продуктов, что она кажется совершенной. Картофель с тонкой корочкой и мягким горячим сердцем. Печёный баклажан, взбитый будто сливки для ягодного десерта. По-честному сухие чипсы – мы впитаем влагу всего, что вы на нас положите. Божественно пропеченая рыба. Идеально сочный стейк с розоватым нутром, но без крови. Такое ощущение, что направление кухни здесь – поймать суть продукта, помочь ей раскрыться, а потом смешать с другими такими же прекрасными вещами – о нет! не в случайном порядке – осмысленно играя на контрастах. Никаких рамок этники, традиций и вот этого всего. Только алхимик и его еда.
Крепкого алкоголя вам тут не нальют – только пиво. Но никто не воспротивится, если вы пройдете со своей бутылочкой виски.
Кто такой Спайк Миллигэн? Британский комик ирландского происхождения. Чей текст хочется тем самым деревянным ножом мазать на хлеб и запивать хорошим элем. “Пакун”- историю про вымышленный городок, попавший на границу Ирландии и Ирландии – бесполезно цитировать. Над каждой фразой можно усмехнутся, потом вернуться к началу абзаца и громко посмеяться обретенным смыслам, вернуться к началу главы и грустно улыбнуться. Сильно калорийное чтиво в переводе Шаши Мартыновой. И, конечно, в дождливом Владимире рядом с розовощекий ирландцем под стаканчик сидра и чашечку кофе он читается лучше, чем в засушливом Тунисе. Там сложно поверить в то, что зима близко и это лишает часть образов очарования, зато делает моменты фарса ярче. Continue reading

Владимирские картинки-2: предчувствие радуги

Продолжаю в обратном порядке. Или вперемешку.

С холма, на котором стоит Дмитриевский храм, видно как над лесами клубами подымается туман. Собирается клочковатыми рваными облаками над верхушками деревьев. Подстраивается снизу к тяжёлым тучам.
Сегодня была гроза, которую мы пережидали за очень поздним завтраком. Среди ароматов моря, рыбы и жареного кляра.
А в храме звонко и светло до самого купола. Тень от креста колеблется по стенам щупальцами. Крест, мечом вошедший в лунный серп. Как на крестовключенных лунницах, но наоборот. Гудит в груди и подступают почему то слезы. От захватывающего божественного. Туманы. Пронизанная луна. Белый камень. Окрашенный зеленью металлической воды с куполов.

Continue reading

Владимирские картинки – 1. Грибы на грибах

Владимир. Букинист “Эйдос”. В этот раз более скромен на фантастику, зато богат допотопными руководствами по сексологии. Подхожу на кассу с огромной энциклопедией грибов Ридерз Дайджест и сокрушаюсь, что в этот раз беру только современные книжки.
– Если вам нравятся грибы, это вас точно могло бы заинтересовать. Если бы было в другом состоянии…
Хозяйка ещё долго живописует то, как именно “это” могло бы меня заинтересовать.
– Но что же? Что же это? Не томите!
– Посмотрите в той стопке.
Я долго не могу сообразить, что именно, пока при помощи друзей не извлекается “это”. “Грибы” 1937 года издания. Книга выглядит так, будто посвящена сугубо плесени (здесь должен звучать голос Безрукова). На лицах моих спутников застывает борьба между отвращением и интересом. Я с опаской пытаюсь разделить страницы.
– Возьмите ее, я вам подарю.
Видимо, на моем лице отражается неподдельный интерес, друзья напрягаются.
– Что ты будешь с нею делать? – с ноткой ужаса в голосе произносит мой спутник.
– Да что хотите, то и делайте. Можете облить бензином или ещё чем, – услужливо советует хозяйка.
– И поджечь…, – добавляют друзья хором с нездоровым энтузиазмом и блеском.
– На самом деле – отфоткаю, сколько выйдет, и выложу. Смотрите как красиво! – тыкаю пальцем в иллюстрации . Там была совсем другая бумага. Глянцевая. Но теперь она шероховатая. И больше, чем другие страницы покрыта плесенью. Отпечатывается на соседних страницах краской с иллюстраций.
– Грибы с грибами, – задумчиво произносит Катя, будто пробуя слова на вкус.
– Это концепт!

Мы упаковали книгу в пакет и надёжно завязали. Ещё долго таскали ее по городу, подшучивая, что из-за нее ту и эту пивную могут закрыть на карантин. Я с тоской думала, где бы взять респиратор и перчатки. Пока не открыла с трепетом первую страницу. Снимать и читать. Читать и снимать. Солнце греет спину на балконе. Страницы разваливаются под пальцами. Не тянуть, только придерживать пальцем. Страниц 20 в середине книги слиплись намертво – не разделить. Биология грибов. Грибы в лесу. Грибы на грибных делянках. Грибы на производстве. Определитель. Такую современную книгу я ищу давно. Все в одном.
Как и обещала, оставляю на балконе с сожалением. Вспоминаю слова хозяйки Эйдоса: “Ее, наверное, можно восстановить, жаль что никто, кто умеет, за нее не возьмётся”.
После последней страницы на столе остается пыль и труха страниц.

– Cкажи, а если ее пополам переломить, из нее во все стороны разлетятся споры грибов?
– Наверное. Из них вырастут орки и поработят весь мир.

По ссылке – книга, как я ее листала. Не стала убирать поля, маскировать свои пальцы. Чтобы передать впечатления.
“Грибы. Заготовка и переработка”. Проф. Лебедева. Ленинград-Москва, 1937 год.
Листайте, не рискуя легкими.
https://www.dropbox.com/s/cswkqnvbf6280er/shrooms.djvu?dl=0

27/33 футболки: Some tea? Explain! Exterminate!

Я вернулась из Владимира. Переполнена впечатлениями. Они пока слишком разрозненные, чтобы о них писать. Зато я готова рассказать про 27 из 33 футболок этого лета. “Some tea? Explain… Exterminate!” – сообщает далек на них. Когда далеки оказываются слишком вежливыми. Или далеки при дворе короля Черчиля.

Или далеки -радужные хиппи. Поэтому люблю носить с ними все разноцветное.
Continue reading

Апрельские открытки

Последние пару месяцев я чаще достаюсь в посткроссеры россиянам. Можно было бы расстроиться, но российские открытки по весне оказались чудо как хороши. Это открытка из Владимира. В прошлом году купила целый набор таких с иллюстрациями Стуловой Дарьи и многие уже разослала. Но открытка с церковью “Покрова на Нерли” мне тогда не досталась – не смогла нигде найти. И вот почти что год спустя прилетела по почте.

Заодно вспомнила, как было хорошо год назад в Боголюбово. Continue reading

Боголюбово


Жаркий май. Распускающиеся листья. Клейкие семена в волосах. Серенады лягушек. Прогретое солнцем спящее поле. Пруд. Пасека с первыми жужжащими пчелами. И холм, увенчанный храмом. Continue reading