Tag Archives: сборники: диалоги

14 закатов на Волге. #13. 2022.07.04. Не чайки


Небо сегодня вслед за рекою гладкое, с редкой рябью перистых облаков. Месяц размытый, будто мелом начерчен на шершавой доске. И рядышком самолёт выводит свою линию. За ним несётся чайка, отчаянно крича.
Чайки – рыбаки получше нас. Собираются стаей над местом, где мелкая рыбешка плещется рядом с поверхностью : то ли спасается от хищника, то ли охотится на вечернюю летающую мелюзгу. За три часа счёт в пользу чаек 2:0. У нас садок лежит в сумке пустым выползком. А они дважды уносились мимо победеносной гонкой. Первая зажимает в лапах блестящее в закатном свете тельце. Но каждый раз напрасно. Остальные догоняют. Драка. Чизги. И вот результат: рыба снова в воде.
– ты бы поделился со мной пойманной рыбой?
– конечно. А ты?
– и я. Мы ж не чайки.
Совсем не чайки. Поэтому делиться нечем.

Про самую читающую (Мизантропики скурносились – 29)

Лежу в городской больнице по ОМС перед операцией. Со мной еще четверо женщин лет сорока-пятидесяти. Они тут же принимают меня за младшую. Дают советы и дивятся, чего это такая молодая в больнице по ОМС. И какие проблемы в моем возрасте.
– Ух ты! Вы читаете книгу?
– Видимо, да, – отвечаю, откладывая книгу, чтобы продолжить беседу.
– Ух ты! Стругацкие! Я в юности читала. А что?
– Обитаемый остров.
– А “Трудно быть богом” вы читали.
– Да, но тоже в юности.
– Так странно. Кажется, впервые вижу человека с книгой, лет за двадцать.
– Мне так удобнее читать.
– А я все больше одноклассники читаю. Тыщу лет не видела живого человека с книгой.
– Вот и на Обитаемом острове тоже мало кого видели с книгами, да и книг мало было хороших.
Мрачно замолкаем. Я любуюсь на вид сквозь грязное окно. Передо мной центр Москвы. Одновременно можно увидеть три сталинские высотки и даже Сити – видимость хорошая. Моросящий дождь все окрашивает жемчужно серым, будто фильтр в запрещенном инстаграме. 2022 год. Апрель.

Пятиминутка стендапа (Мизантропики скурносились – 21)

Интересно, врачи задумывались когда-нибудь, как все это звучит. Синдром такого-то, опухоль такого-то.
– У вас в левой стопе неврома Мортона.
Сразу хочется ответить.
– Я не брала, честное слово. Без понятия, как она у меня оказалась. Готова вернуть владельцу! А кто этот Мортон?
Или
– Хвала Богам, какое облегчение. Владелец нашелся. А я-то думаю, чья это такая радость. Явно не моя. Пусть забирает!

***

– Говорят можно оперировать, но не срочно. Только чувствительность пальцев пострадает. Ходить и бегать будет можно уже через пару месяцев, а вот что-нибудь хватать вторым и третьим пальцем ноги не получится.
– Как же ты без хватания пальцами ноги. Вдруг ручку уронишь.
– Ага. Вообще, я часто держу ручку левой ногой. Ты думаешь, у меня такой почерк странный, потому что я дочь врача, что ли?
– Тогда точно надо оперировать. Когда будут ругать твой почерк, будешь говорить: “Это из-за операции. Мне удалили неврому. На левой ноге”. И все такие: “Да, это многое объясняет”.

91 запах осени. 69. соседушка

-Божечки, какой аромат! То ли лемонграсс, то ли вербена! Как же вкусно пахнет и при том нежно!
-Чем там эти дети занимаются?
-Вампиров изгоняют, видимо, или курят вербену.

У нас новые соседи. Ну как новые, с прошлой осени. Раньше в соседней квартире жила девушка и парень. Девушку мы называли “Сосееедушка!” с мечтательной такой интонацией. Жили они тише воды, ниже травы. Здоровались при встрече. Соседушка получил прозвище за любовь душиться. И если она выходил в подъезд, то запах оставался надолго. Обязательно ванильный и гурманский, реже – ванильно-розовый. И вот входишь в подъезд, поводишь носом и чуешь: “Сосееедушка прошла”.
Ребята завели собаку и переехали. И вместо них приехали совсем молодые ребята. Они шумные: то есть когда проходишь мимо двери слышно, что там что-то происходит. То ли телик работает, то ли в приставку рубятся, то ли шумно спорят. И запахи поразнообразнее. Сейчас вот вербена.

Красивой картинки не нашлось, поэтому пусть будет по ассоциации лимонная зефирка. Потому что впечатление, будто не в подъезд, а в лимонное безе вышла.

С днем окружающей среды всех нас (мизантропики скурносились 16)

Дивный диалог у нас случился, когда мы гуляли в четверг по парку.

-Я не хочу сюда кидать свое вторсырье. В эту урну кто-то выкинул не вторсырье.
-Да, смотри, вот и девушка сюда кидает смешанные отходы.
-Я возьму свое вторсырье и понесу к помойке, куда люди бросили такое же годное вторсырье, как мое.
-А если люди и туда кинули смешанные отходы?
-Я пойду к следующей помойке. И к следующей. И к следующей. Это будет долгое путешествие. Вместе со мной будут идти люди в поисках достойного места для своего вторсырья. У меня будут брать интервью, как у Фореста Гампа. И , наконец, я обойду всю Землю. Ибо трудно людям отличить смешанные отходы от вторсырья. *сдавленный смехо-плач за кадром*

Шутки шутками, а контейнер, в который жители выбрасывают на первый взгляд по правилам, я нашла один на 10 домов.

В ЖЖ запилила по этому поводу опрос

По следам холодрыги

Пока писала про пижаму, вспомнилось. Январь 2015. Выхожу из дверей московского аэропорта, курю и жду такси. Хорошо, тепло. Таксист открывает мне дверь и смотрит то ли с ужасом, то ли с удивлением на мою распахнутую парку.
– Девушка, вам не холодно?
– Не холодно, – говорю. – Хорошо. – И глубоко вдыхаю прохладный воздух.
– Откуда же вы прилетели?
– Из Таллина, – говорю.
– Сколько же там было?
– Минус семь, – говорю.
– Ого, – отвечает таксист. – А у нас тут минут тридцать.
Как вспомню, так вздрогну. Большой ошибкой было летел в Таллин зимой. Думаю, я бы полюбила его много больше, если бы наша первая встреча состоялась летом или даже осенью. Кажется ничего холоднее этих минус семи не переживала в своей жизни. И влажность, которая проникает везде, пропитывая одежду до трусов.

Ламы атакуют!


Сегодня наградила себя аромодиффузорной лам(п)ой за завершение чеклиста зимних тем марафона #наулицезима. Почему-то вчера еще счетчик показывал 97 тем и 60 постов, а сегодня уже 101/64.Не знаю, когда была ошибка: сегодня или вчера, – но так или иначе можно подводить предварительные итоги. Чеклист можно считать завершенным по программе максимум при соотношениии 90/60. Continue reading

Мизантропики скурносились 15


Чувствую себя сегодня, как эти ботинки в снегу. Очень хочется, чтобы меня кто-то выкопал из белого безмолвия и развеял туман в голове.

Поскольку цензурных мыслей в голову не приходит в таком состоянии, я сижу расстраиваюсь от запрета мата в сети. Часть шуток становится невоспроизводимой. Вроде вот этой.

-Зая, меня сдувает.
-На х**!
-Не знаю. Может, и на х**. Но ты впереди, а меня сдувает назад. Поэтому не ясно, как все обернется. 
-Тогда пойду сзади, чтобы тебя сдувало в нужную сторону. 

Innuendo


Когда-то я не была совой. Я просыпалась рано и это было мое время до того, как встанут родители. Читать, писать, делать что-то свое, смотреть Captain Power и слушать “Зубастика”, так его называла моя новая подружка в пятом классе. “Что ты любишь?” “Музыку”. “А какая песня любимая?”. “Та, что с утра показывают. Мужчина в желтом с микрофоном”. “А, тот зубастик!” Continue reading

Зима без запахов

Чего мне не хватает этой зимой? Все-таки запахов. После болезни вкусы вернулись практически в полном составе, а вот запахи нет. Заметила, как много психологических проблем я решаю в жизни при помощи них. Помню, что прошлый январь был дымно-ладанным. В “Сибирской ночи” Natura Siverica. Ею согревалась и практически питалась, теряя свои заветные килограммы посреди развернувшегося апокалипсиса. Когда кончались силы – цитрусовые брызги “Мармелада из юзу” Demeter и франжипани “Sikkim girls” Lush. Настолько нехарактерное для меня вдруг оказалось незаменимым. Вместе с привычными зимой ягодами и пр. лукумом для настроения. И хвойными для него же и чтобы пережить метро. Теперь все это плоское и пустое.
Если вы где-то прочитали, что исчезновение обоняния – надежный симптом коронавируса, – не верьте. И мол, если у вас обоняние не пропало, – это простая простуда. Я тоже так думала первые 8 дней болезни. А на девятый я вышла на кухню и увидела, что муж запек свиную ногу и сделал салат из помидор с базиликом. Раньше все это никак не могло быть для меня сюрпризом, потому что я все чую из кабинета и выхожу на кухню после работы, как голодный зверь, проводя ревизию носом. Ну а дальше, как у всех. Я стала нюхать то да се. В первый день без обоняния меня преследовали призраки запахов. Когда на мгновение кажется, что чай пахнет, а потом этот запах растворяется в тумане и без того замутненного сознания. Дальше наступила обонятельная тишина. Вкус у меня полностью не пропадал. Остался горький. Хотя к концу первого дня существования в мире горького вкуса я уже хотела, чтобы и его не было. Потому что горьким было все, в том числе вода и слюна. “Пейте больше!” Попробуй выпей хоть глоток, когда все вдруг превратилось в полынный отвар.
Таких историй вы, наверное, слышали уже сотни. И даже видели Женю Тимонову в прямом эфире поедающую чеснок от матушки из Сибири. Интереснее наблюдать, как обоняние возвращается. Первым, что я почувствовала, был запах моих фекалий. Вообще, коронавирус открыл мне множество новых граней отвращения. Фекалии, гниль, собственная отрыжка – дивный путь возвращения в мир ароматов. Кто-то говорил, что теперь невозможно по запаху определять, скисло молоко или нет. Я быстро смогла это сделать: потому что обычное молоко не пахло вообще, а кислое пахло так, что вызывало рвотный позыв. А заодно и сыры, и сметана. Потом стали появляться разные запахи трупоедческого рациона. Нормальной (непорченой) рыбы, птицы, мяса. В новогоднюю ночь я слегка чувствовала запах печеного гуся и что-то пыталась унюхать в икре. Красная едва пахла, а черная совсем нет. Шутка про то, что не все учуют запах мандаринов в Новый год, была не в бровь, а в глаз. Потому что цитрусовые я до сих пор не обоняю. Поэтому любимый парфюмерный зимний чит по поднятию настроения мне не доступен.
К православному рождеству я унюхала елку. То есть не елку, а то хвойное, которое в моей корзинке с новым годом. Теперь (чуть больше месяца спустя начала болезни и месяц спустя после потери обоняния) я различаю много согревающих специй: корицу, бадьян, разные перцы. А вот тимьян от майорана не отличу. И все мои травяные ароматы идут лесом, благо сейчас и не сезон. Кардамон запах совсем недавно. И я много надежд возлагаю на этот факт, потому что он же почти лимонный. Может, завтра запахнет вербена, а там и любимый цитрусовый гель для душа. Тем более, что отдушки во всякой косметике и бытовой химии хорошо чувствуются. Но лимонный мистер пропер все еще не лимонный.
Все это мне кажется ужасно логичным. Будто обоняние вернулось, чтобы делать свою биологическую задачу. Потому что не вляпаться в чужие потенциально заразные фекалии вот прямо важно, как и отличить тухлое мясо от нормального, а вот апельсин от яблока на запах отличать не принципиально. Ну и то, что я и так редко встречала и не помнила, типа черной икры, и подавно распознавать не надо. Ну не то, что не надо. А не первой необходимости история. Но я все равно злюсь. Потому что хотела, воспользовавшись свеже обретенным иммунитетом, попробовать Прозерпину Brocard до того, как ее раскупят. И, если зайдет, даже купить. Но доверять своему носу я не могу, а Прозерпина, выпущенная маленьким тиражем (или литражом?), потихоньку кончается без меня.
Если кто-то сейчас решает, что лучше – прививка или переболеть – в моем случае прививка много лучше. Что я имею сейчас из последствий легкой формы болезни? Про запахи написала. Нарушение памяти и внимания, которые, видимо, сами собою в норму не придут. Я заново учусь помнить 50иминутную сессию с клиентом, хотя пока это больше похоже на увлекательную игру: не забудь, что сказала 5 минут назад. Знаете, бывают такие рассеянные люди, которые приходят в комнату и не помнят зачем? Так вот, я 6 недель была тем человеком, который выходит в коридор и пытается вспомнить, куда, собственно, собрался. Мы про это теперь так шутим:
-У тебя теперь тоже память, как у рыбки?
-Угу, 7 минус минус минус 2.
Количество опечаток достигло рекордного количества, хотя слабость по этой части у меня была всегда. Эмоциональная сфера стала очень яркой, но грубой и застревающей. Описываю и понимаю, что переживаю репетицию старости. А, может, просто за две недели постарела на 20 лет. Надеюсь, физические упражнения, упражнения на память и внимание, медитации чуть-чуть помогут. Но их нужно делать, а моя дивная воля тоже куда-то делась. Надеюсь, она вот-вот вернется с резкостью запаха фекалий. Вместо воли нынче утомляемость, которая говорит: “Зарядка, после трех клиентов? Учить стихи? Читать? Давай ты будешь лежать на диване, обливаясь потом и наблюдать, как на тебя падает потолок”. Ну и телесно: за две недели болезни кожа высохла так, что я будто змея перелинявшая. Менструальный цикл расстроился. Кашляю периодически все еще. Да, так болеют не все. Но подобной побочки в описаниях “ужасов вакцинации” я пока не встречала. Если не будет противопоказаний, как упадут мои антитела, пойду прививаться. А вы?